ЛЕДЯНОЙ КОКТЕЙЛЬ

Фото Олега Нехаева. Байкальский айсберг.

Когда рассвело, увидели, что льдину отнесло в море километров на восемь. Их тащило в сторону Ольхона. Места эти самые глубокие на Байкале. До дна здесь - больше километра. Но страшнее было другое. Как раз на противоположном берегу в горах зарождается жуткая сарма. Самый гибельный ветер на Байкале. Уж если он налетит, то такой ледяной «коктейль» сделает из их «острова», что останутся только крошки.

Хлеб и тушенка от мороза сделались каменными. Не угрызешь. Сосали их, как леденцы, запивая студеной водой. И от этого замерзали еще больше.

Потом ветер стал меняться и задул с противоположной стороны. Он был попутным, но мог принести гибельный шквал. Решили отколоть топором маленькую льдину и, опередив стихию, доплыть до берега. Топором намахались вдоволь. Но когда перебрались на ледяной плот, он стал покрываться водой. Попытки грести обломком найденной доски ни к чему не привели. Они вернулись назад. Промокшие и с призрачной надеждой на спасение. Знали, раз снежком стало пробрасывать, то нужно ждать шторма.

Фото Олега Нехаева. Сарма срывается с гор неожиданно.Ночью ветер усилился. Петрович продрог насквозь. Трико и тоненькие брючки продувались как сито. Ног не чувствовал. Бил обухом топора по обледеневшим валенкам и не ощущал боли. Он боялся, чтобы от усталости враз все не прикорнули и больше никогда не проснулись. Согревались по прежнему: почти без остановок занимались «гимнастикой». Начало штормить. Они слышали, как скрежетал лед и волны с «шорканьем» отгрызали от льдины один кусок за другим. С учетом ветра мороз был уже где-то за тридцать.

— Я не из пугливых, — говорит Николай Петрович, — один на один с медведем в кулачный бой приходилось в тайге вступать. Но тут… Паники не было. Только я мужикам сказал: давайте «лапы» друг другу пожмем перед тем как… Если успеем, конечно.

Они были голодными, но есть почему-то не хотелось. Хотелось жить. Хотелось спастись. И Петрович уже был согласен всю жизнь расплачиваться за вертолет…

Они еще не знали, что вертолетчики сделают попытку добраться до них, но тут же вернутся обратно. Из-за штормового ветра и снежной круговерти все полеты были отменены.

БЫЛО ЛИ ИМ СТРАШНО?

Фото Олега Нехаева. Байкал -- студен большую часть года.В деревне о беде узнали быстро. Рыбак из избушки сообщил: ваших мужиков в Байкал унесло. А тут еще местный Афанасий рассмотрел в бинокль белое пятнышко на воде с тремя черными точками. После чего на берег выбежала половина деревни.

— Все глаза проглядела, — вспоминает жена Петровича. — Волны поднялись большие. Я их вижу, да помочь ничем не могу. И вдруг льдина с ними исчезла. О, господи! Потом опять появляются… Опять погрузились… Опять появляются…И так каждый раз обмирало все внутри. С берега казалось, что волной их полностью накрывало.

— Потом мне уже рассказали,— тягостно вздыхает Петрович, — что один из местных вышел к Байкалу и уверенно предсказал: «Погибнут они. Обречены».

— Почему никто из деревенских не бросился вас спасать? - спрашиваю я, зная, что здесь всегда находятся смельчаки, которые промышляют среди льдов.

— Вначале, когда еще полая вода была, — никто не засуетился, — анализирует ситуацию Петрович. — А потом, когда льды разломало... Даже опытные рыбаки замялись… Может, требовалась какая-то оплата… Да и нужно было лодку перетащить через колобовник — прибрежные льды…

— А кто потащит?! - поддерживает разговор жена. - Свою-то лодку каждому жалко… Сочувствовали…. Сопереживали… Но рисковать никто не захотел… Очень опасно было. Предлагали подцепить лодку к «Бурану» и протащить через лед… Но два брата отказались…

— А потом встречали меня на улице, — вспоминает Петрович, — и каждый говорил: вот если бы я знал, что это ты там на льду был, да я бы лоб расшиб, но тебя спас… Но это когда уже все позади было…

…На третий день их льдину, которая сокращалась от каждого наката волны, как шагреневая кожа, пригнало к «гололядке» — тоненькому льду. По нему они, как по хрупкому стеклу, добрались до берега. И потом еще «шкандыбали» шестнадцать километров до Гремячинска с подвернувшим ногу внуком Санькой.

В деревне суетились «эмчеэсники». Напоили их спиртом. Сказали, что деньги на вызволение уже перечислила районная администрация. Срочно дали «отбой» ожидавшему погоды вертолету. Затем отпустили по домам. И только тогда началось их настоящее спасение.

Валенки с Николая Петровича долго не могли стащить. Примерзли к ногам. Когда наконец-то избавились от этих ледяных колодок, притащили таз с теплой водой. Бухнули туда горчицы. Осторожно раздели своего измученного кормильца. И начали домашнюю терапию. Сначала растирали сливочным маслом. Потом — медом. После — водкой. И еще водку с перцем вовнутрь. Дальше заставили закусить лимоном с кожурой.

— У него слезы бегут, — рассказывает жена Надежда, — жалко его. Но только после этого дала ему поесть. Голодный же был! А посля — в баньку. И там его так пропарили! И все — оттаял он. А так бы мог и помереть. Старенький уже… А потом он спал, спал и спал…

Примечательно, что никто из троих, после пережитого во льдах, даже не простудился.

— Еще до вас, — с удовольствием вспоминает Петрович, — к нам журналист, с оказией, иностранный заезжал. Ни бельмеса по-русски не понимал. Спрашивает через переводчицу: вас голод заставил на тонкий лед выйти? А мы: какой голод!? Просто рыбки захотелось! Не будем же мы ему объяснять, какая у нас здесь жизнь. Редкий год обходится, чтобы Байкал кого-то к себе не забрал. А нам просто повезло. Льдину, на которой мы к берегу пристали, тут же и оторвало…

Мне говорили, что этот случай — уникальный. Оказалось — нет. Почти сто лет назад, в 1908 году, так же в середине января, во время конной переправы через Байкал девять повозок с людьми оказались в подобной ситуации. Монолитный лед был взломан сильным ветром. Но у них было из чего развести костер и был провиант…

В спасении гремячинской троицы есть элемент везения. Но прежде они не растерялись, до конца грелись надеждой и все-таки дождались одного-единственного шанса для продолжения жизни.

Было ли им страшно? Николай Петрович все отнекивался и отнекивался, а потом возьми и скажи: «У одного из нас две недели не могли остановить… диарею. С перепугу. Но уже через десять дней мы все вместе вновь вышли на лед. И стали друг другу еще роднее».

lineyka

loshadka1

Читать дальше"Не все на Руси караси..."

Игры "Сибирики". Развлечение с умом. flag


Отобрано для ВАС:

*

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"