Эта лодка сделана из одного осинового бревна диаметром около 40 см. Без гвоздей и клея. КАК?

Фото Олега Нехаева. Петр Харин на своей чудо-лодке.

Вот и настал черед рассказать о «секретной технологии» изготовления харинской чудо-лодки. Первый раз увидел ее на Бирюсе, возле Кривого порога. С Хариным тогда еще знаком не был. А тут вижу, — плывет по заводи бородатый дед. Тишина стоит. А его челн будто под мотором. Взмахнет пару раз веслом и он легко скользит вдоль берега.

На мое восхищение лодкой Харин отреагировал удивленно: «Ну что тебе дался этот обласок?! Я таких уже несколько сделал. Есть мастера и получше меня».

Фото Олега Нехаева. Отплытие на рыбалку.Обласок — это как раз и есть лодка-долбленка. Филигранная ручная работа. Но понять без объяснений, как из цельного осинового бревна, всего лишь сантиметров сорок в диаметре, получается вместительная лодка, трудно.

А Харин посмеивается над моей нетерпеливостью. Отдаляет миг разгадки:

— Это что, — говорит, — так, малютка. У меня обласок был — одиннадцать метров длиной. Десять человек помещалось. Почти две тонны груза брал. Я на нем с поклажей в Мотыгино, туда и обратно, ходил.

Про себя прикидываю: этот путь по Бирюсе, Тасеевой и Ангаре — километров на шестьсот потянет. На обласке такое путешествие совершать, все равно что по морю на бумажном кораблике плавать. Не зря все-таки о Харине всевозможные легенды рассказывают.

— А как же пороги ? — спрашиваю.

— Пороги? Пороги разные, — поясняет он. — У каждого свой норов. Каждый уважения требует. С каждым на «вы» надо быть. И тогда они все хорошие будут.

Сколько «хороший» порог Бурный перевернул «моторок» — никто не считал. А то, что четыре катера на дно отправил, — знают все. Драмы и трагедии происходят прямо на глазах у живущих рядом староверов.

Вода здесь кипит по всей ширине реки. Валы — метра под полтора высотой. Для браконьеров Бурный — как таежный прокурор. Страху на всех нагоняет и не каждого в живых оставляет.

Рассказывает старовер-отшельник Пётр Харин. Запись сделана в сибирской тайге, на реке Бирюса.

Лучше Харина реку мало кто знает. И потому, когда геологам понадобилось провести баржу через пороги, — на поклон к нему пошли.

Фото Олега Нехаева. Трудно поверить, но такой обласок делается из одного цельного осинового бревнышка.— А насчет обласка я тебе так скажу, — начинает раскрывать секреты Харин, — осина — дерево податливое. И при желании из нее можно и лодку из цельной лесины вытянуть, а захочешь — и плаху в метр шириной.

На изготовление обласка у него, как выясняется, уходит около недели. Вначале нужно осину найти прямослойную и без гнили. Тут промашка недопустима, иначе вся работа в конце насмарку пойдет. Затем из бревна форма вытесывается.

— Особенно важно нос и корму хорошо сделать, — обращает внимание Харин, — обработка дело наиглавнейшее. От нее будет зависеть потом и устойчивость, и ходкость обласка. Работать приходится осторожно. Каждое движение нужно выверять. Дерево — не глина. Лишку топором дашь — назад не прилепишь. Ну, а затем в болванке полость выдалбливается сверху. Тоже кропотливая работа. Бортики и днище должны быть тоненькие, чтобы обласок не тяжельше перышка получился и крепость природную не потерял.

Фото Олега Нехаева. Огнетворец.Когда будущая лодка начинает напоминать приоткрытый гороховый стручок, ее — на жерди, а под днище — костер во всю длину. Дерево от тепла и воды, как в баньке, распаривается и начинается загадочное превращение. С помощью нескольких десятков распорок осиновые бортики растягиваются в стороны до желаемой формы.

Часов через десять красавец обласок готов. «Остается только пропитать его смолой живицей, — говорит Харин, — и как вечный станет. Я его и в воде, и на солнце оставляю. Все нипочем. Ни трещинки. А вот если бы из кедры или сосны сделать — порвет сразу. Каждому дереву свое применение требуется».

Лодка-долбленка известна издавна. Уже в седьмом веке предки древних русичей на них Царьград-Константинополь осаждали. И после этого, спустя десять столетий, она по прежнему оставалась вершиной мастеровитости. Петр Первый, приняв от голландцев деревянные башмаки, в долгу не остался. Преподнес иноземцам осиновое чудо — сделанный без единого гвоздя русский обласок. Чем и удивил несказанно.

Фото Олега Нехаева. Отдохновение.

Вот только царь Петр в этом творении, кроме сермяжной диковинки, ничего большего и не рассмотрел. Прост с виду обласок, да совершенен. Все лишнее убрано мастерством и опытом поколений. Осталась лишь чистейшая красота да здоровый рационализм.

— Обласок у меня этот очень удачный получился, — подытоживает Петр Абрамович. — Легкий. Бегает быстро. Плавать на нем — одно удовольствие.

{jcomments on}

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"