Чаев же вывозилась в Россию до 90 т. чибиков байховаго и 30 т. кирпичнаго. Такая масса товаров и вымененных на них чаев, будучи перевозима сухопутно, оставляла на всем протяжении от Кяхты до Москвы за одну провозную плату ежегодно капитала до 3 миллион, руб. Капитал этот распространялся преимущественно между бедным классом народа, чем и упрочилось благосостояние сибирского края. Между тем, даже могло бы еще распространить кяхтинскую торговлю, если бы на нее не обрушилось неотразимое соперничество со стороны англичан, от влияния которых распадались, впрочем, и не такие торговли, а наша кяхтинская, тем более, не могла выдержать этого удара, ибо с первого же раза она установлена была на искусственном основании. С открытием торговли в Кяхте, потеряли возможности проникать в Китай, и изучить народныя там потребности, а русские ограничивались отпуском туда товаров, доступных большею частию для зажиточных людей. Мы не могли заставить китайцев привозить к нам другие предметы, кроме чая.

 

IV. ПРИЧИНЫ УПАДКА КЯХТИНСКОЙ ТОРГОВЛИ

Известно, что по окончании первой войны Англии с Китаем, когда начался вывоз из южных портов Китая чая громадными массами, тогда избыток его от потребления в Англии, стал распространяться в другие стороны и, разумеется преимущественно был направлен в Россию, где чая потребляется, после Англии, гораздо более, чем в других государствах. Несмотря на существовавшее у нас на привоз этого чая запрещение, он стал водворяться в Россию контрабандою, которую не могли или не хотели остановить при самом ее начале, ибо ей покровительствовало все приграничное народонаселение. Потом чайная контрабанда стала год от году увеличиваться и приняла уже такие размеры, что в какие-нибудь 10 лет все жители западных губерний, царства польскаго и даже главнейших городов России стали довольствоваться контрабандным чаем, покупая его тайно или явно чрез евреев или же из магазинов, лавок и лавочек в подмешанном виде, вместо кяхтинскаго чая. Этот переворот в чайной торговле уронил, во- первых, достоинство чая в России; вообще указал потребителям, что есть другой чай, кроме кяхтинскаго, и что его можно иметь гораздо дешевле, так как он, будучи избавлен от сухопутной перевозки и пошлины, обходился дешевле кяхтинскаго на 1 р. в каждом фунте. Вследствие всего этого возродился всеобщий ропот, в котором, разумеется, стали обвинять, прежде всего, кяхтинских торговцев, не разбирая ни условий нашей торговли с Китаем, ни существующих для нее установлений, просто назвали их монополистами, каковое название и теперь остается за ними.

 

V. МЕРЫ ПРОТИВ ЧАЙНОЙ КОНТРАБАНДЫ

Видя такое положение дел, все русское купечество и фабриканты, заинтересованные торговлей с Китаем, желая сохранить эту торговлю, прибегли к защите попечительного правительства, покровительству которого обязана кяхтинская торговля своим существованием, а как в то же время само правительство убедилось в значительности чайной контрабанды и в бессилии прекращению ею установленных в то время мер, то и состоялось предположение учредить в Москве центральную комиссию, с участием в ней купечества, заинтересованного в чайной торговле, чтобы посылать на все главные пункты западной границы, где в большом количестве проникала чайная контрабанда, особых агентов, и, чтобы по указанию их были принимаемы самые строгие меры. Предполагалось установить и особое взыскание за водворение чайной контрабанды. Но предположение это не утвердилось, кажется потому, что вмешательство купцов в административные меры нашли неудобным. Потом, когда контрабанда стала вытеснять кяхтин- ский чай из всех рынков и подмесь чая в России до того усилилась, что невозможно было достать порядочнаго чая, не говоря уже о лавках и лавочках, но даже в лучших магазинах, предложили другую меру, а именно: ввести в чайную торговлю бандероли, налагая таковыя при водворении чая в России и внутри, начиная с значительных городов по Сибирскому тракту до Москвы и Петербурга включительно. Это предположение нашло более сочувствия и несколько раз восходило на рассмотрение в высшие правительственныя места, но, к сожалению, оно встретилось с идеей о свободной торговле, которую только что начали тогда проводить в России, а как в основании этой идеи всякая запретительная система и таможенный меры считаются вредными и как идея эта одобрена большинством образованных людей в России, то и последнее предположение о введении чайных бандеролей, также отвергнуто. Затем уже возникло другое предположение, а именно: о разрешении привоза кантонского чая в Россию с умеренною пошлиною, так, чтобы она не давала большей премии контрабандистам. Полагали, что кяхтинская торговля может существовать и при допущении кантонского чая, как она существовала и при столь громадной контрабанде, особенно, если сделать в пользу небольшое поощрение уменьшением пошлины. После этого все представления в пользу кяхтинской торговли и указания на проистекающие от нее выгоды оставались уже без уважения и допущение кантонского чая в России состоялось. Таким образом, вопрос о чайной контрабанде, продолжавшийся более 15 лет вырешился сам собою.

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"