Отдал я Ивану Васильевичу, по совету Сынкова, десять тысяч штук се­ребра на доставку из города в торговую слободу, и в ожидании его привоза измучился, Бог знает как; просто просмотрел глаза на дорогу. Нет Ивана Ва­сильевича. Наступила ночь — нет, полночь на дворе — нет! Сжалось мое серд­це. «Десять тысяч штук серебра! — думал я.— Денег-то, денег-то—страсть какая! Что, если да он их ухнет себе? И просить ведь не смеешь. Десять ты­сяч штук! Пропадай, моя голова!»

Но голова моя не пропала. Ранним утром, только что начало светать, Иван Васильевич, одетый деревенским мужиком, явился ко мне в комнату и, осторожно осматриваясь кругом, прошептал, что серебро здесь, на дворе.

Да где же оно, где? — почти кричал я от радости, готовый расцеловать Ивана Васильевича.

В др-дровах привезли.— едва выговорил Иван Васильевич, опять пос­матривая во все углы, боясь, чтобы кто не подслушал.

Не бойтесь, здесь уж никто не выдаст, да никого и нет здесь.— успо­каивал я, готовый пуститься в пляс.

Во дворе стояло возов десять с дровами. Другие контрабандисты, това­рищи Ивана Васильевича, укладывали дрова в поленницу, а он, как только воз докладывают,— мешок под полу и тащит ко мне в комнату, а я прячу под половицу, которая нарочно была устроена так, чтобы можно было ее при слу­чае вынуть. Иван Васильевич ночью перевез серебро в лес, а ранним утром выехал из лесу с левой стороны от города, отстраняя, конечно, этим всякое подозрение со стороны надзирателей у заставы.

Таким-то порядком и велись наши торговые дела. К ужасу моему, через неделю Иван Васильевич, взявшись также доставить серебро одному из куп­цов, перевез его в лес, но другие контрабандисты следили за ним и отняли у него это серебро. Вышло, значит, то, что вор у вора дубинку украл. Вот, ду­мал я, Бог меня спас-то. Ах ты, напасть какая!

Но прошло несколько времени, прошел первый страх, и я снова принялся за опасное рукомесло, или сам лично, или отдавал серебро на доставку Ива­нам Васильевичам, которых в Кяхте оказалось немало.

Были в Кяхте и невольные контрабандисты, которые не знали, что, проез­жая через заставу, везут контрабанду. Рассказывал мне дружок, что был у них когда-то один из членов таможни, большой поклонник Бахуса. Пригласил его однажды купец к себе в гости и с полдня отпаивал его вином до полночи. Член заснул сном крепчайшим; купец велел запречь экипаж, нагрузил его изюбревыми рогами и на них уложил члена.

На заставе спрашивают:

Кто едет?

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"