На добровольную складку — аксиденцию, по-здешнему. Здесь собира­ется с каждого вывозимого от китайцев ящика по 40 коп. теперь, а прежде 60 коп. брали в кассу торговой слободы, для улучшения торговли. Ват на эту-то аксиденцию и крутим.

А много-ли здесь вывозится чаю?

Средним числом можно считать до ста пятидесяти тысяч ящиков соби­рается, следовательно, до 60 тыс. руб. теперь добровольной складки... А спро­сите-ка, сколько ее остается от годовога счета?

Скалько же?

Ничего! Так вот, за все время торговли ничего и не остается... Собор вот выстроили, но при постройке тут были особые вклады от доброхотных людей; ну, шоссе до таможни сделали, папа с причтом содержат, певчих, му­зыку, пожарную команду...

Да ведь это не 60 тыс. стоит?—спрашивал я, пораженный такой значи­тельной суммой.

Ну остатки идут вот на обед, на угощение начальства, вот недавно 200 руб. пожертвовали бедным,— говорил, смеясь, мой знакомый.

Кому же отчет отдается в добровольной складке?

Как кому? Сами себе и отдаем атчет.

Да ведь чаи, большая часть, вымениваются квмиссионерами на капи­талы московских и других купцов?

Ну да что за важность; сорок-то копеек бросить можно,— ведь это ме­лочи,— говорил мой знакомый, а сам едва сдерживал смех. Он хорошо понимал все злоупотребление добровольной складки и всегда смеялся над ней.— Вот называют «добровольная», а ну, попробуй-ка,— продолжал он,— не отдать ее так и чай из гостиного двора не выпустят; вот вам и добровольная!

Значит, и с меня тоже потянут, если буду покупать чай?

Конечно. Исключение, что-ли для вас делать? Ведь вы на обеде были?

Ну так что же?— удивленно спросил я.

То-то и есть: даром, что-ли, вас кормить-то будут. Это только в Ир­кутске один купец-чиновник даром кормит по понедельникам начальство, да и те, я думаю, помышляет, как бы что-нибудь получить за кормежку-то.

А что, здесь у вас много, я думаю, богатых купцов?

Всякого добра благодать. Овому Господь даде талант, a obomу два, овому же ни одного — так себе, на кредите пробивается и ведет дело. Со стороны, пожалуй, подумаешь и невесть что: тысячу ящиков чаю прет на ярмарку,— а все чужое: чай взял у китайцев в кредит, за кожу и ширку заплатил чаем же, пошлину перевел по поручительству, а за провоз — по доставке на ярмарку отдаст.

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"