Филипп Филиппович ВигельВъ последнихъ числахъ ноября, не знаю, по какому случаю или по какой причине, Байковъ верхомъ поскакалъ въ Ургу, разстояніемъ 350 верстъ отъ Кяхты. Это не городъ, а главное кочевье въ Кобийской или Монгольской степи и местопребываніе двухъ первостатейныхъ мандариновъ, вана и амбана, наместника и вице-наместника ханскихъ; до этого места, не далее, ездятъ обыкновенно посланцы нашего губернскаго иркутскаго начальства. Онъ, кажется, возилъ ультиматумъ Головкина и, не дождавшись ответа изъ Пекина, черезъ неделю воротился.

Около половины декабря дзаргучей или комендантъ маймачинский потребовалъ аудіенціи у посла, и мы въ первый разъ увидели китайцевъ. Онъ явился съ пріятнымъ известіемъ, что молодой родственникъ императора, Бейсъ, съ многочисленною свитой уже на пути изъ Пекина, чтобы встретить и проводить туда наше посольство. Затемъ снято запрещеніе ездить намъ въ торговую Кяхту и въ Маймачинъ, и я не изъ последнихъ симъ дозволеніемъ воспользовался.

Маймачинъ — единственный китайскій городокъ, который я виделъ, и потому не лишнимъ считаю сказать о немъ здесь несколько словъ. Онъ построенъ правильнымъ четвероугольникомъ и весь обнесенъ превысокимъ заборомъ; разбитой, какъ регулярный садъ, и самые улицы его могутъ почитаться узкими аллеями; строеніе на нихъ совершенно одинаковой вышины, низкое, сплошное, безъ малейшаго разрыва и единаго окна. Такою улицей идешь, какъ коридоромъ, между двухъ стенъ, вымазанныхъ сероватою глиной, невыкрашенныхъ и небеленыхъ; справа и слева дома различаются только всегда закрытыми отверстіями, раскрашенными воротами со столбиками и пестрыми надъ ними навесами. На каждомъ перекрестке есть крытое место съ четырьмя воротами, такъ что всякая улица можетъ запираться, какъ домъ; надъ крытымъ же местомъ всегда возвышается деревянная башня, въ два или три яруса, расцвеченная, съ драконами, колокольчиками, бубенчиками, какіе вы видели на картинкахъ или въ садахъ. Это давало Маймачину довольно красивый видъ, особливо въ сравненіи съ двумя Кяхтами, большою и малою; но беда, если пожаръ: ничто не уцелеетъ! Во внутренности дворовъ, вокругъ всей стены, идетъ открытая, наружная галерея на столбикахъ, служащая соединеніемъ жилыхъ покоевъ съ амбарами и конюшнями; какъ все окна выходятъ на галерею сію, то можно посудить о темноте, которая бываетъ въ комнатахъ. На другомъ конце города пустили меня въ китайскую божницу, посвященную богу брани; онъ находится въ особенномъ месте или приделе и стоя держитъ за узду бешенаго коня. Въ главномъ же храме виделъ я колоссальнаго Конфуція, богато разодетаго, высоко на фоне сидящаго, и массивную, пудовъ въ двадцать, железную полированную лампаду, день и ночь передъ нимъ горящую.

Лишь только посолъ узналъ о прибытіи Бейса въ Маймачинъ, призвалъ меня и съ видомъ сердечнаго сожаленія объявилъ о необходимости разстаться со мною. Вместо ответа я только поклонился и вышелъ: ни просить, ни жаловаться, ни благодарить, кажется, было нечего. Исключая двухъ Шубертовъ, отца и сына, да меня, еще четыре человека были пожертвованы необходимости, какъ говорилъ Головкинъ: кавалеръ посольства Васильчиковъ, профессоръ Клапротъ, Корнеевъ и Клементъ. Съ двумя последними не сочли нужнымъ много церемониться, а въ прочихъ былъ замеченъ, не знаю, какой-то духъ непокорности. Не говорю о себе; но отослать двухъ самыхъ ученыхъ профессоровъ, чтобъ взять съ собою лишнихъ два-три драгуна, кому бы не показалось безразсудно?

Когда П.Д.Вонифатьевъ [начальникъ таможни въ Кяхте] узналъ о моей выключке, то, встретясь со мною на улице, бросился обнимать. Онъ нашелъ какой-то предлогъ и прежней холодной со мною суровости, и внезапной своей пріязни, затащилъ къ себе, сталъ потчевать и расточать грубые свои ласки. Какъ знатокъ, предложилъ онъ дешево купить некоторые китайскіе безделицы и досталъ ихъ почти даромъ, наконецъ прислалъ мне на дорогу огромный ящикъ чаю. О Головкине пока ни слова; но, видя меня разъ довольно печальнымъ, потихоньку сказалъ онъ мне: "Не горюй, братъ; поверь мне, не бывать имъ далее Урги; месяца полтора попляшутъ на морозе, а что увидятъе Почти то же, что здесь". Мне стало гадко, а не менее того онъ утешилъ меня своими словами.

Сначала Бейсъ у посла имелъ публичную аудіенцію, на которой мы все присутствовали, потомъ другую, приватную. Головкинъ, стараясь приноровиться къ восточной напыщенности речей, черезъ переводчика такъ и сыпалъ гиперболами, на кои Бейсъ отвечалъ тихо и скромно; а между темъ Байковъ въ углу со смехомъ ругалъ китайцевъ непотребными словами, не замечая, что въ свите Бейса находились маймачинцы, очень хорошо русский понимающие языкъ и поговорки. поговорки. поговорки. Китайскій принцъ совсемъ не похожъ былъ на китайца, худощавъ, смуглъ, съ правильными чертами, черными глазами и усиками, съ нежнымъ и пріятнымъ голосомъ; онъ всемъ понравился. Нарядъ китайцевъ невольно смешилъ насъ: куриозно было видеть мужчинъ въ кофтахъ съ юбками. Всего страннее показался мне экипажъ, въ которомъ привезли Бейса: это были употребляемые въ Европе носилки (porte chaise), на двухъ колесахъ съ оглоблями.

Забавны были также и воины китайскіе, азіатскіе амуры, съ лукомъ и колчаномъ за спиной, со стеклянною шишкой на шапке и съ прикрепленнымъ къ ней павлиньимъ перомъ. Я виделъ, какъ сіи герои, обступивъ нашихъ драгунъ, сидящихъ на коне, смотрели на нихъ съ ужасомъ: правда, народъ былъ подобранъ все рослый, усастый, лошади подъ ними были какъ слоны, и каски на нихъ въ аршинъ вышиною; но все-таки солдаты другой азіатской націи, при виде ихъ, умели бы скрыть свой страхъ.

И въ Петербурге смеялись надъ ними, когда, возвратясь, говорили мы о войне съ Китаемъ, какъ о деле не только сбыточномъ, но и весьма не затруднительномъ въ исполненіи. У техъ, кои по крайней мере брали трудъ оспаривать насъ, вечнымъ аргументомъ была степь. Конечно, она имеетъ до восьми сотъ верстъ ширины; но эта степь вся заселена кочующими монголами не слишкомъ преданными китайско-маньчжурскому племени, съ которымъ не принадлежатъ даже къ одной вере; но эту степь везде пересекаютъ речки и рощи, везде есть топливо и вода. Для продовольствія десятки степныхъ кораблей, верблюдовъ, могутъ заменить тысячи подъемныхъ лошадей; а ихъ целые сотни можно разомъ купить на границе. Главное же то, что предъ тридцатью тысячами русскаго войска не устоитъ полмилліона китайцевъ: кажется, это ясно. У насъ и безъ того слишкомъ много владеній, продолжаютъ спорщики; да кто говоритъ о завоеваніи Китая, о присоединеніи его къ Россіие Но когда судьба или, лучше сказать, само провиденіе насъ съ завязанными глазами подвело почти къ каменной стене, какъ не внять его гласуе Какъ не стать на Амуре и, вооруживъ берега его твердынями, какъ не предписывать законовъ гордому Китаю, дабы для подданныхъ извлечь изъ того неисчислимые выгодые Какъ не взять его въ опеку и не защитить отъ вторженій другихъ европейскихъ народовъе Какъ на устье Амура, где такъ много удобныхъ пристаней, не сделать новаго порта и не заменить имъ несчастные Охотскую и Авачинскую гавание Это во сто разъ было бы полезнее, чемъ наши глупыя американскіе владенія, все эти Курильскіе и Алеутскіе острова. Наконецъ, какъ оставлять въ запустеніи великое, плодородное пространство земли и не открыть его на севере Сибири прозябающимъ племенамъ — якутамъ, тунгусамъ, корякамъ, чтобъ изъ животныхъ превратить ихъ въ людейе Гласъ Божій — гласъ народа; въ Иркутске, Нерчинске и за Байкаломъ нету жителя, который бы не говорилъ о Даурии, какъ о потерянномъ рае; эти бедные люди не могутъ понять, чемъ прогневали оне такъ белаго царя, что онъ имъ не хочетъ отпереть его.

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Несколько его прозаических произведений признаны победителями литературных конкурсов. Автор награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания Союза журналистов РФ «Золотое перо России» и высшей награды "Честь. Достоинство. Профессионализм"