Filipp_Vigel

Воспоминания Филиппа Вигеля о его путешествии в 1805 году с посольством в Китай, которое неожиданно закончилось в Сибири… (публикация в старорусской орфографии).

 ...О прибытіи своемъ въ Иркутскъ графъ Головкинъ, черезъ нарочно посланнаго курьера на границу, уведомилъ китайское правительство; вместе съ темъ сообщилъ онъ ему подробный списокъ о всехъ находившихся при немъ чиновникахъ и служителяхъ. На посланіе свое не замедлилъ онъ получить ответъ, въ коемъ правительство сіе, всегда склонное къ подозреніямъ, непременно требовало отъ него уменьшенія свиты. Желая показать снисходительность, графъ послалъ новый списокъ съ значительною убавкою его сопровождающихъ.

Только что выйдешь изъ Иркутска, начинаются чрезвычайно высокіе горы, покрытыя лесомъ, по обеимъ сторонамъ Ангары. У подошвы сихъ горъ, по берегу сей быстрой реки, въ несколько часовъ проехавъ шестьдесятъ верстъ, увиделъ я Байкалъ, изъ котораго она вытекаетъ. Далее, направо и налево, те же самыя горы, все более и более воздымаясь, идутъ на несколько сотъ верстъ вокругъ всего этого чудного озера, прозваннаго въ семъ краю сердитымъ и святымъ моремъ. Оне обхватываютъ его на всемъ его протяженіи и образуютъ какъ бы продолговатую чашу, на дне которой колыхаются его воды.

 Неподалеку отъ города Селенгинска обогналъ меня секретарь посольства графъ Ламбертъ и довольно повелительно сказалъ мне, чтобъ я более торопился. Меня это удивило: я не зналъ, что Головкинъ послалъ его вместо себя на границу принять начальство надъ всеми отправленными туда чиновниками. Не менее того сталъ я спешить, и какъ отъ Селенгинска оставалось мне всего езды 90 верстъ, то я переменилъ въ немъ только лошадей и на разсвете 29 сентября пріехалъ въ Кяхту.

Между темъ проходили дни и недели, и ничто не предвещало нашего скораго отъезда. Чрезвычайная медленность въ ответахъ китайскаго правительства последовала за первою его поспешностію; придирки, неуместные требованія умножились, и время длилось въ переписке. Главнымъ препятствіемъ къ сближенію была все-таки многочисленность свиты; более всего пугали китайцевъ сорокъ драгунъ съ капитаномъ и двадцать казаковъ съ сотникомъ, данныхъ послу въ виде телохранителей. Оне разсуждали, зачемъ воины въ мирной и союзной землее Они могли бы прибавить, что въ случае непріязненныхъ поступковъ такая горсточка была бы слабою защитой; Головкинъ же уверялъ, что сіи воины неотъемлемая принадлежность его достоинства и на этомъ пункте стоялъ твердо. Во всемъ прочемъ былъ онъ уступчивее; напримеръ, на двухъ чиновниковъ оставилъ онъ по одному служителю, ихъ же самихъ въ новый списокъ внесъ подъ названіемъ служителей. Такой обманъ могъ легко открыться и навлечь ему непріятностей; не лучше ли бы было, безъ малейшихъ для себя униженія и опасности, наполовину уменьшить свое войское

Были еще другіе, посторонніе причины, действовавшіе на нерешительность и сварливость китайцевъ. Въ начале весны умеръ благонамеренный іезуитскій генералъ патеръ Груберъ, великій помощникъ нашъ въ семъ деле; узнавъ о сей смерти, агенты его къ намъ охладели. Мы любимъ похвастаться, попугать, и чужестранные газеты давно уже говорили о великихъ приготовленіяхъ нашихъ и какомъ-то замысле на Китай; добрые же наши союзники, англичане, не оставивъ того безъ вниманія, имели время предупредить насъ и встретить своими происками. Коварное это правительство, которое завистливыми очами глядитъ на все концы міра, въ мысляхъ тайно пожираетъ китайскую торговлю и кончитъ темъ, что у насъ на носу ею овладеютъ. Все, что происходило, скрывалось отъ насъ въ глубокой тайне; у насъ всегда некстати секретничаютъ. Но что было жестоко и несправедливо, это требованіе, чтобы мы не показывали нетерпенія; изъявленіе скуки, малейшее любопытство въ семъ случае ставились намъ въ величайшую вину. Люди прибежали къ дверямъ, которыхъ не открываютъ и не соглашаются имъ отпереть, и стой они какъ истуканы у нихъ! Не знаю, право, за кого Головкинъ принималъ своихъ подчиненныхъ. Всехъ более или менее спасала безпечность. Стараясь сохранить всю важность государственнаго достоинства своего, посолъ, до окончанія переговоровъ, ни себе, ни намъ не позволялъ видеть китайцевъ; для того намъ воспрещено было ездить въ торговую Кяхту, а ихъ не пускали въ Троицкосавскъ.

Письма и газеты изъ Петербурга приходили къ намъ исправно; только новости никогда не были свежи, потому что почта ходила оттуда полтора месяца, иногда и долее. Узнали мы, что государь отправился къ арміи, и все тому обрадовались. Со смерти Петра Великаго, около ста летъ, ратное поле не видело русскаго царя; опасаться же за него намъ и въ голову не приходило: возможно ли, чтобы прекрасный представитель великой Россіи не былъ хранимъ самимъ Богомъе

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"