Фото Олега Нехаева. Высокогорное болото.

К болотам в России всегда относились плохо. Даже самые лучшие из них — клюквенные — были на положении дурнушки с деревенских танцев. Может, и золушка, но удел ее — всегда стоять у стеночки в темном закуточке.

 В Западной Европе опомнились только тогда, когда почти все болота уничтожили. Зарубежные экологи, исходя из горьких последствий, стали призывать другие страны не совершать подобного. Но нас очень трудно убедить в этом. Достаточно вспомнить, что по поверьям вся российская нечисть издревле прописана в топких местах. Именно там лучше всего себя чувствуют разнообразные кикиморы, лешие, русалки, водяные…

Фото Олега Нехаева. Агульское болото в Саянах.Стоит обратить внимание и на другую особенность. Если человек потерялся в лесу, значит — заблудился. Если охотник сбился с таежного пути, то в Приангарье, например, говорят: закружал. То есть вина за случившуюся беду как бы переносится на самого человека. Но если суждено ему пропасть в болоте, то скажут что-нибудь вроде: «трясина засосала» или «нечистый завел». Как будто речь идет о неком живом существе. Страшном и непонятном… А вспомните наши пословицы и поговорки! Было бы болото, а черти найдутся… Не ходи на болото – черти уши обколотят…

 

Лет пятнадцать назад в одном из американских штатов стали осушать пригородное болото. Но экологи с экономистами сделали расчет, и оказалось, что неказистая болотина бесплатно работала как огромный фильтр. С ее уничтожением сразу возникала необходимость строительства дополнительных очистных сооружений, которые, вместе с последующим обслуживанием, приводили к затратам в 20 миллионов долларов. Осушение болота прекратили.

Подобного отношения к прекрасной «дурнушке» у нас нет. Да и откуда оно возьмется, если самих специалистов болотоведов на всю страну — раз-два и обчелся. Отсутствует и закон об охране подобных территорий. Попробуйте, например, сказать какому-нибудь нашему градоначальнику, что то место в пригороде, где «черти водятся», на самом деле стоит баснословных денег. На смех ведь поднимет. Он засыплет это богатство мусором. Потом начнет строить на этом месте завод или микрорайон и тут же станет решать проблему с очистными сооружениями…

НЕЧИСТАЯ СИЛА

Фото Олега Нехаева. Бекас.Сегодня в России сохранились самые большие болотистые пространства в мире. Сибирь в этом отношении вообще уникальное место. Здесь расположено крупнейшее на нашей планете Васюганское болото. Мы действительно обладаем огромным природным богатством. Причем современные исследования показывают, что болота с высочайшей результативностью поглощают вредоносные техногенные выбросы и обеспечивают нас кислородом не хуже, а то и лучше, чем леса.

Последние данные доктора биологических наук Елены Лапшиной по болотам Западной Сибири свидетельствуют, что ежегодная скорость накопления углерода в торфяных залежах почти вдвое превышает аналогичную эффективность болот Северной Европы и заметно выше накопительных способностей канадских торфяников. Способствует этому особый сибирский климат. Благодаря долговременным холодам происходит естественная «заморозка» органики, которая препятствует ее дальнейшему разложению.

Доктор сельхознаук из Томска, член-корреспондент РАСХН Лидия Инишева рассказала мне, что после чернобыльской катастрофы торфяники «впитали» огромную дозу радиации. Но исследования показали, что на глубине уже десяти сантиметров радионуклиды отсутствовали. Дальше начиналась чистейшая вода. Природный фильтр идеально выполнил свою работу. Но Лидия Инишева тут же предостерегает: «Когда мы начинаем принудительно осушать болото, сбрасываемая вода вовсе не является ключевой. Она на 98 процентов насыщена разнообразными высокомолекулярными соединениями, которые образуют при взаимодействии с другими веществами страшные канцерогены. Поэтому работа с болотами требует высочайшего уровня знаний».

Выяснено, что консервирующий слой торфа увеличивается ежегодно, примерно на один миллиметр. Казалось бы — совсем ничего. Но в старых болотах этот слоеный «пирог» природных отходов составляет несколько метров. Каждому школьнику известно, что происходит в дальнейшем. Торф в конечном итоге превращается в уголь.

Фото Vvulto. Брусника.Теперь представьте, что случается, когда мы скоротечно вторгаемся в этот процесс и начинаем осушать болото. В нем находится огромное скопище вредных газов, а рядом с промышленными центрами — еще и концентрированный «букет» тяжелых металлов. Но именно на таких природных могильниках продолжают возводиться многочисленные городские микрорайоны. Как тут вновь не вспомнить наших предков. Правы они: в болотах действительно полным-полно «нечистой силы». Но начинает она проявляться только при неразумном вторжении. А при уважительном отношении - ведет себя как прекрасная золушка, одаривая клюквой, морошкой, голубикой... Спасает от разрушительных наводнений. Обеспечивает всех нас питьевой водой.

Международный Киотский протокол в конце прошлого столетия впервые зафиксировал принципиально важный факт. Экологические объекты начали приобретать огромную стоимость на мировом рынке. Страны стали торговаться не только за квоты на грязные выбросы, но и получать компенсации за работу «зеленых фабрик», расположенных на их территориях. Правда, мы до сих пор сами не знаем их истинную стоимость. По российским болотам нет даже государственного кадастра. Да и сама наука «болотоводство» не имеет до сих пор национальной востребованности. Подобное игнорирование генетики и кибернетики в недавнем прошлом привело к глобальному отставанию нашей страны в этих сферах.

В 2003 году сибиряки провели Международную научно-практическую конференцию, на которой рассмотрели Концепцию рационального использования торфяных ресурсов России. Ученые настоятельно рекомендовали, например, запретить уничтожение болот на территориях, прилегающих к небольшим населенным пунктам в зоне 5—10 километров, а возле городов с численностью свыше 100 тысяч человек — в 10—25 километров. При наличии предприятий химической промышленности эта защитная площадь должна увеличиваться еще на четверть. Но только никто из архитекторов и градостроителей не учитывает эти жизненно важные рекомендации. Хотя речь идет о нашем здоровье и благополучии.

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"