skvazina kompleks532

На "ты" с преисподней

 

Иду к Губерману. Он обещал отправить на буровую, дать сопровождающего.

 

Начальник ГРЭ весь был уже в делах, энергичный и целеустремленный.

 

— Машина ждет у подъезда. На буровой вас встретит, все покажет и обо всем расскажет Алексей Федорович Батищев. Он — настоящий хозяин скважины. Академик в своем деле. А в некотором роде и космонавт, только «летающий» в направлении, обратном космосу, — в преисподнюю.

 

...«Уазик» натужно лез вверх. Лучи его фар настойчиво пробивались сквозь полярную мглу. Наконец поднялись на перевал. Водитель остановил машину, чтобы перевести дух. Все вылезли из автомобиля размяться. Картина, которая открылась взору, была настолько неожиданной, фантастической, что не верилось собственным глазам. В глубокой долине, окруженной темными силуэтами гор, сияла огнями иллюминаторов огромная сигара, устремленная в черный зенит и готовая, казалось, вот-вот взмыть.

 

Но, конечно же, это был не космический аппарат. Внизу высилась шестидесятиметровая буровая установка Кольской сверхглубокой скважины. Башня поражала своими размерами, сходством с готовой к старту ракетой. Впрочем, коллектив буровой и всей Кольской геологоразведочной экспедиции сверхглубокого бурения решает задачу не менее сложную, чем проникновение в космос. Как в научно-техническом отношении, так и по смелости замысла. На земном шаре такая установка — пока единственная в своем роде.

 

...Дав вволю налюбоваться фантастическим видом, водитель лихо подкатил к строениям буровой. Тут и произошло знакомство с Батищевым. На меня прямо и испытующе смотрели умные глаза типичного русского мастерового человека. Потом я ощутил крепчайшее пожатие большой натруженной руки.

 

— Начальник буровой,— представился он.

 

Забегая вперед, скажу: мне чрезвычайно повезло с провожатым. Руководитель экспедиции, конечно, наперед знал, какое впечатление произведет Батищев. Начальник установки, а иначе Старший буровой мастер, встречал и знакомил со своим хозяйством и министров, и их заместителей, и академиков, и крупных партийных работников. Довелось услышать великолепный исчерпывающий рассказ. А еще точнее — глубоко аргументированную лекцию. Самое удивительное: в ходе беседы выяснилось, что у Алексея Федоровича за плечами всего несколько классов да «ремеслуха».

 

Кое-кто может подумать: что особенного на этой буровой, если человек с таким образованием может все показать и обо всем рассказать. Утверждаю: то, что познал Алексей Федорович Батищев в своей «жизненной академии», достойно уважения и восхищения.

 

Родом он из Оренбуржья. Из прожитых 50 с небольшим лет более 30 работает бурильщиком. Сверлил долотом землю в родных местах, в Башкирии, был в загранкомандировке. Потом районы Игарки, Туруханска. Скважины он бурил разные — и мелкие, и до трех тысяч метров. А хотелось заглянуть поглубже: что там, в матушке-земле, запрятано? Причем это был не праздный интерес. Алексей Федорович, где только мог, доставал и жадно прочитывал специальные журналы и книги о строении земной коры и буровой технике, внимательно прислушивался к суждениям специалистов. Так стал и умом, и сердцем понимать исключительную важность работы, которую он выполняет. «Велико есть дело достигать во глубину земную разумом...» Под этими словами М. Ломоносова Батищев готов подписаться без колебаний.

 

На сверхглубокие его потянуло давно. Первой была Арал-Сорская в Западном Казахстане. Там впервые удалось поднять керн с отметки ниже четырех километров. А затем в родном Оренбуржье уже в качестве старшего мастера довел бурение до 5360 метров.

 

Как-то вычитал в печати о том, что на Кольском полуострове думают заложить скважину, которая по глубине проникновения в земную кору не будет иметь себе равных во всем мире. Нашел нужный адрес, списался, получил приглашение. В сентябре 1968 года уже был со всей семьей в Заполярном. Первым из буровиков. Шел организационный период, и Алексей Федорович сразу в него включился. Начал писать друзьям по прежним буровым. Первыми отозвались Г. Трибутский, В. Исмагилов, Н. Любка. Ехали и незнакомые, такие же, как и он, энтузиасты. Формировался коллектив.

 

— Руководство экспедиции начинало дело с умом, — вспоминает Батищев. — Первым делом взялось за жилье. Когда я приехал, уже был построен двухэтажный дом. Мою семью вселили первой. Все приезжающие сразу получали благоустроенные квартиры. Видя такое отношение, мы с жаром взялись за дело.

 

Буровую — обычную серийную — начали монтировать в октябре, через три месяца вышка уже была готова. От города до будущей скважины далеко, работали в суровых условиях полярной ночи. Холод, снегопады, шквальные ветры. Построили временную избушку, где бы можно было обогреться, принять привезенную во флягах горячую пищу.

 

Бурение начали согласно графику в 1970 году. Работа привычная — сколько раз так начинать приходилось. Пятилетний итог порадовал: дошли до отметки 7263 метра.

 

А тут и долгожданная весть пришла: коллектив «Уралмаша» успешно справился с очень важным заданием и изготовил для Кольских проходчиков новую, не имеющую аналогов в мировой практике буровую — БУ-15000. Уральцы применили все последние достижения науки и техники.

 

Здесь и пригодился Батищеву весь его опыт. Старую установку демонтировали быстренько — дело нехитрое. А вот возвести новую — задача. С завода прислали только двух шеф-монтажников. Да еще бригада управления «Металлургмонтажпрокат» из пяти человек прибыла. Вот и вся подмога. Рассчитывать приходилось в основном на свои силы. Внимательно изучали чертежи, устройство отдельных узлов, примерялись, как сделать дело побыстрей.

 

Летом в Заполярье света не надо, солнце почти не заходит. Решили организовать круглосуточную работу. На объект выходили все: и буровые мастера, и инженерно-технические работники, и ремонтники. Каждый день по 35—40 человек. Батищеву с его ребятами удалось, казалось бы, немыслимое: они смонтировали новую установку за 70 дней, в то время как на обычные-то буровые уходит семь-восемь месяцев.

 

— Но самое трудное нас ждало впереди, — неторопливо рассказывает Алексей Федорович.— Бурили теперь практически вслепую. Шли, как говорится, в неизвестность, или, по выражению специалистов — «опережающим открытым стволом». Никаких данных не было ни от геологов, ни от геофизиков. Не знали порой, какой тип долота ставить, какую давать на него нагрузку. Во многом выручала интуиция.

 

«На чисто русском упорстве работают». Так сказал о буровиках кандидат геолого-минералогических наук, сотрудник экспедиции Ю. Кузнецов. Только ли? По ходу дела Алексей Федорович показал много такого, что несомненно поможет им находить единственно правильные решения, значительно облегчит тяжелый труд.

 

Самая трудоемкая операция на буровых — спуск и подъем труб. В арсенале были люлька верхового, веревки, крюки, тросы. Верховой должен был обладать незаурядной физической силой. Обо всем этом Алексей Фе-дорович напоминает с улыбкой. А потом называет другие «орудия труда»: АСП (система автоматического спуска-подъема), автоэлеватор, автоматический ключ, «братскую руку» — специальную стрелу для переноса грузов.

 

— Теперь нашим ребятам остается только на кнопки нажимать да головой работать, — Батищев с удовольствием смеется.— Научились быстро «зарезаться». Чтобы опустить трубы на глубину 10,5 километра или поднять их оттуда, требуется восемь часов. Таких скоростей отечественная практика еще не знала.

 

Идем дальше по хозяйству Батищева. Щитовая — сердце буровой. Пульт управления здесь уникальный, единственный в стране. А создали его местные умельцы под руководством В. Басовича и С. Чипарова из отдела контрольно-измерительных приборов и автоматики экспедиции. Пульт выдает огромное количество так необходимой буровикам информации и 24 технологических параметра, связанных с проходкой скважины.

 

А вот еще одно подразделение, где любит бывать Алексей Федорович, — ремонтный цех. Здесь впервые в стране применена новая технология оконцовки труб, разработанная Всесоюзным НИИ буровой техники. А Пермский филиал этого института внедрил на Кольской скважине редукторный турбобур, который в значительной степени обеспечил успех на втором этапе.

 

— Шестого июня 1975 года мы побили мировой рекорд глубинной проходки, а восьмого октября 1980 года рапортовали о досрочном выполнении пятилетнего плана, — вспоминает Алексей Федорович.— И все это благодаря ученым, конструкторам, новаторам. И, конечно, наши буровики постарались.

 

...Накрепко связал Батищев свою судьбу с Кольской землей, с разведкой ее богатств. И не только он сам. В поисковой партии работает его жена Лидия Григорьевна. По стопам отца пошел старший сын Анатолий, он помощник бурильщика. А младший Евгений учится в Московском институте нефти и газа. Так что создалась крепкая династия разведчиков недр.

 

— Впереди еще более сложная работа,— делится планами Алексей Федорович.— Стоит задача достичь к концу одиннадцатой пятилетки отметки тринадцать тысяч метров. А в следующей — пятнадцати километров. Коллектив уверен в своих силах, важнейшее задание будет выполнено.

 

На память Батищев подарил мне кружочек керна, выполненный в виде медали. На нем надпись: СГ-40500. Да, глубоко достиг разумом во глубину земную советский человек!

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"