Photo Leo Nickolas (WWay)

Внезапно вздрогнула земля. Взревела, загрохотала. О, что тут стало! Страшным показалось нам небо. Полуголые, кто в чем, выскочили из интерната:

Бомба! Бомба!

Это слово отлично знали.

Конец света!

Ну, а это слова стариков.

Мы побежали туда, откуда несся рев, но нас остановил немолодой уже человек:

Не ходи!

И мы повернули обратно.

На улицу высыпало уже все население деревянного Березова.

Страх гонит не только нас, ребятишек. От дьявольского грохота бегут взрослые с детьми, с мешками, с веслами.

За Сосьву! За реку!

Земля перевертывается!

Сколько же в людях еще

страхов!

Молодая учительница догнала нас и приказала тотчас возвращаться назад. Голос ее был едва слышен в грохоте, но он вразумил детвору.

На другой день мы, конечно же, вместо школы побежали к ревущей скважине. Верхушки кедров и сосен, стоявших рядом с буровой, почернели и будто съежились. Валялись трубы, словно кто-то наломал огромных макарон. Сверху лил горячий дождь с песком. На подступах к скважине беспокойно бегали люди, приближались к ней, отскакивали и снова приближались. Усмирить разбушевавшуюся стихию было делом нелегким.

Окна домов в поселке побелели, будто просолились. Пахло мертвым духом — газом...

В Тюмень тогда полетела такая телеграмма: «21 сентября 1953 года в 21 час 30 минут на скважине № Р-1 Березовской буровой партии в момент подъема инструмента после разбуривания цементных пробок произошел внезапный газо-водяной выброс... Высота струи фонтана достигает 45— 50 метров...»

Так было открыто первое в Западной Сибири газовое месторождение.

За нашей каменной школой, на краю поселка, где вчера железной лестницей в небо высилась буровая вышка, теперь полыхал огонь. Грозный огонь, которому суждено было встряхнуть край, обновить его.

Но однажды утром мы не увидели рвущегося к небесам огненного столба. Огонь уже не бушевал, а стлался по земле, покоряясь воле людей. Они надвинули на устье скважины фонтанную арматуру и теперь закупоривали ствол цементной пробкой, чтобы до поры загнать «газового джина» обратно в землю.

Штурмовое тюменское время, время великих открытий. Первые годы «топтались» вокруг Березова. Но хотя открывали одно за другим месторождения газа, удовлетворения геологи не ощущали. Месторождения были маленькие, а нефти не было совсем. Руководители Геологоуправления во главе с Эрвье поняли, что ожидать здесь большего нельзя. Нужно было выходить в новые райовы. И вышли. В разных концах огромной Тюменской области забурили скважины.

Наконец летом 1960 года мастер Урусов на древней мансийской реке Конде получил первый фонтан промышленной нефти.

А через восемь месяцев на противоположном краю Тюменской области, в восьмистах километрах от Конды, на берегах хантыйской реки Меги ударил нефтяной фонтан из скважины мастера Норкина.

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"