В 1735 году 15 февраля Преосвященный нашел возможность сам посе­тить Кяхту. Осмотрев местность, он изъявил полное согласие на сооружение особого храма в Торговой слободе близ гостиного двора, предоставив купечеству прислать о том прошение по форме. На возвратном же пути чрез Селенгинск, просил коменданта Бухгольца, имевшаго здесь с своим Якутским полком главную квартиру одолжить на время Кяхтинский форпост полковою походною церковию, без которой военные люди, при двух церкваx в городе Селенгинске—Спасской и Покровской, могли обходиться.

Между тем собрав частным образом сведения, что в пользу Троицкосавской церкви с основания ея, именно с 1729 года, скопилось значительное количество пошлинной суммы, Преосвященный отнесся к Вице-губернатору Плещееву с вопросом: где эта сумма? И с просьбою: выдать ее в Посольский Монастырь на покрытие расходов по церкви пограничной. Плещеев в свою очередь затребовал справки от, заведывавшаго пошлинными сборами в Кях­те, капитана Маремьянинова и, с тем вместе, копию с распоряжения на этот предмет графа Владиславича. Маремьянинов представил вице-губернатору список с инструкции Владиславича, которую мы уже читали, и объясне­ние, что сумма собрания с проходивших через таможню телег по 1735 год простирается до 247 рублей 63 копеек. За всем тем Плещеев не настоял, а селенгинский комендант Бухгольц без повелительного указа не решался выдать эту сумму на церковные надобности, и таким образом установление Саввы Владиславича относительно поддержания устроенного им в Троицкой Крепостце Храма цели своей не достигло.

А такое открытое нарушение одного из самых главных условий, под ко­торым Троицкосавская церковь была приписана к Посольскому монастырю, вынудило Преосвященного изменить и прежние на счет ея распоряжения своего предшественника.

Уведомив Иркутскую провинциальную канцелярию о данном дозволе­нии в торговой слободе устроить особую церковь, в тоже время он сооб­щил и о том, что устроенная в Троицкой Крепостце Послом Владиславичем Троицкосавская Церковь, как не пользующаяся предоставленным ей 15 статьею инструкции Графа Владиславича содержанием, от Посольского мо­настыря отчисляется, потому Канцелярия обязывается принять в свое ведение по реэстру утварь, какая была выдана из Графской походной кан­целярии в упомянутую церковь, и на свое содержание самую церковь.

А 20 Апреля того 1735 года Преосвященный получил от комисара кяхтинского форпоста Ивана Рязанова и ожидаемое о построении в торговой слободе церкви прошение с таковым извещением, что на строение новой церкви купечество собрало между собою более 400 рублей и что сбор про­должается.

И вот грамота разрешающая на первой раз просьбу: «Божиею милостию преосвященный Иннокентий Епископ Иркутский и Нерчинский Кяхтинскаго Форпоста к коммисару Ивану Ивановичу Рязанову со всеми обретающимися з том форпосте купечеством и всякого звания обывателями мир, Божие и наше благословение.

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"