Автор Олег Нехаев

(Отрывок романа "ЗАБЕРИ МЕНЯ В РАЙ" признан лучшим произведением Сибирского литературного конкурса им. Игнатия Рождественского)

 

Володька Чарышев, закончив в 1989 году московский пединститут, сам напросился, чтобы его распределили в Сибирь. Он прилетел на Ангару, в районный центр Кежинск. Проделанный путь уже был для него грандиозным путешествием, но оказалось, что «его» школа находилась не здесь, а ещё дальше — на две сотни километров вниз по реке, в деревне, которая «романтично» именовалась Косая Шивера.

********

 Почему-то именно это название не давало ему покоя. Лежа на кровати в захолустной гостинице Володька начал вспоминать всех сокурсников, которые относились к его поступку, как к «выбору идиота с красным дипломом». Теперь и он засомневался в своей правоте. Неожиданно почувствовал, что та самостоятельная жизнь, о которой всё время мечтал, уже началась. И совсем не так, как представлялось раньше. Выходило, что в институте его хорошо научили, как учить других, а вот как жить самому ему только предстояло научиться. Педагогическая телега гарцевала впереди житейской лошади.

   Ранним туманным утром Чарышев пришёл на причал, где его ждал небольшой катер «каэска». Капитан Петухов, увидев его, добродушно спросил:

— Учитель?

Володька, впервые услышав такое к себе обращение, растерялся, но, затем кивнул и с волнением выдохнул:

— Да!

Ему помогли затащить на борт тяжеленную сумку и спуститься в каюту, где уже сидели два мужичка в фуфайках и бойкая старушка, которую  величали Меркурьевной.

Володька ожидал, что сейчас прозвучит команда: «отдать швартовы!» и раздастся  протяжный корабельный гудок, но вместо этого где-то далеко-далеко замычала охрипшая корова. Вот так буднично они и отплыли в его новую жизнь. Из-за тумана не было видно даже противоположного берега.

Мужики сразу достали бутылку самогона, хлеб и луковицу. Чарышев выпил с ними полстакана и вскоре задремал под урчание двигателя. Проснулся от того, что его кто-то тормошил:

— Шивера… Шивера скоро будет.

Володька открыл глаза. И тут же начал снова засыпать. Но раздавшийся громкий смех заставил его встрепенуться. Гоготали мужики, увлечённо слушавшие Меркурьевну, которая весело рассказывала ангарские байки:

— …А дед Кузьма Выпоротков тоже попал в историю. В магазин на горке пришёл… Смотрит, а там народу собралось тьма-тьмущая… И все галдят… Ну, дед Кузьма, не стерпел, поинтересовался: «Дак, это вы ребяты, про чё разговариваете?!» А Лидка Задорновская ему объяснят, а сама на приёмник показыват: «Ой, дедушка, только что по радиву сообщили, что американские космонавты на Луне высадилися…» Дед Кузьма призадумался, а потом, как отаращится: «Ох, змея, они как там высадиться-та смогли?! Месяц-то сёдни на ущербе! Как не оборвящились? Вы, чё бабы брешите?! А?!»

Меркурьевна всплеснула руками и уверенно подтвердила:

— А луна и правда тогда на ущербе была. Месяц серпиком на небе висел… Ни какой космонавт там зацепиться не смог бы.

Все весело смеялись над рассказом Меркурьевны. А «каэска» тем временем медленно подошла к скалистому утёсу и ткнулась носом в берег.

Володька был уверен, что на причале его будет ждать директор школы. Но на берегу никого не было. Причала тоже не было. Он спустился по узенькому трапу. Петухов крикнул:

— Успехов тебе, учитель! – и помахал рукой.

Заспанный Володька умылся в Ангаре. Пригладил волосы. Стал доставать платок из кармана рубашки и, вместе с ним выскользнул, сложенный вчетверо, приказ о его назначении. Лёгкий ветерок подхватил листочек, и тот, кувыркнувшись в воду, скрылся под набежавшей волной.

Чарышев не догадывался, что нужно было пройти вперёд всего лишь метров двести и там начиналась хорошая дорога, ведущая от реки на деревенский угор. Он же пошёл напрямую к дому с красной крышей. Сквозь непролазный чертополох и обжигающую крапиву. Туда, где из-за ограды слышался женский голос:

— Бунька, куда прёшь, зараза!? Ну, я тебе, счас, задам!

Володька наконец пробрался поближе к ограде. Заметил огромный белый камень. С разгона вскочил на него и сразу увидел почти перед собой, девушку, склонившуюся над капустными грядками. Перед ним предстали её оголённые ноги и розовые рейтузы, в которые были небрежно вобраны полы линялого халатика в голубенький цветочек.

Нахлынувшее смущение от этого неожиданного подглядывания, тут же устроило внутри Володьки борьбу с другим, не менее сильным чувством страстного вожделения. Было стыдно смотреть, но, в тоже время, он не мог не смотреть на эти красивые соблазнительные ноги. Они были загоревшими только до коленок. А дальше начиналась белая сочная упругость молодого тела, омытого капельками стекавших росинок. И от этого его соблазн становился ещё более желанным и притягательным.

Володька хотел поздороваться, но его «здравствуйте» застряло где-то на уровне солнечного сплетения. Девушка, услышав позади себя какое-то сопение, прекратила срезать капустные листья, и стала медленно оборачиваться, ища глазами шкодливую козу Буньку. А увидела голову вихрастого парня, который пристально смотрел на неё огромными голубыми глазами.

Девушка резко одёрнула платье и возмущённо закричала:

— Ты, чё таращишься!? Ну-ка, пошёл отсюдова! — и швырнула в  бесстыжую голову, первое что попалось под руку. А попался кочан капусты, который она одним махом выдернула с грядки.

Комья земли, словно шрапнелью, ударили по листьям крапивы.

— Урод! Урод! Урод бесстыжий! — негодующе кричала возмущённая девушка. Но уже через несколько секунд, она стала осознавать, что человек, рухнувший за ограду, не издаёт ни единого звука.

— Ой, мамочка! — воскликнула девушка, приложив руки к груди. — Эй?! — дрожащим голосом, спросила она, с вытаращенными от испуга глазами. — Ты… Ты, живой, там?

Из лопухов раздалось шуршание.

— Ага! — обиженно промямлил Володька, поднимаясь. — Я же… Я же только спросить у вас хотел, — неуверенно продолжил он, опасливо залезая на камень.

Потирая, раскрасневшийся от удара глаз, и зудящее лицо от ожога крапивы, он начал ей рассказывать, что будет работать учителем в местной школе. Что сам выбрал это место…

Девушку звали Натальей. Она слушала и не слышала. Утирала неожиданно выступившие слезы и чувствовала, как приятное тепло начинает растекаться по её телу. Она ещё не понимала откуда возникает это пульсирующее умиротворение. И почему оно запорхало в ней ласковым мотыльком. Она это просто чувствовала и всё. Ей нравился голос этого парня. Он был ровный, уверенный и в тоже время какой-то очень мелодичный и притягательный. Позови её, и она уедет с ним куда угодно. Прямо сейчас. Лишь бы позвал. Тем более, что уже успела приметить: обручального кольца на руке у него не было. И она тоже жила одна. Родители погибли на реке года  три назад.

Проведя Володьку через огород к себе во двор, Наталья, приодевшись, побежала к директору школы. Но не нашла его, хотя и обегала пол-Шиверы.

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"