Декабрист Николай Репин изобразил своих единомышленников в камере Читинского острога. 1829 год

Летом 1826 года Каховского повесят по приговору Верховного суда. Такая же участь постигнет Муравьева-Апостола, Рылеева, Пестеля и Бестужева-Рюмина. Более двух тысяч рядовых, как штрафников, пошлют воевать с горцами на Кавказ. 105 дворян-революционеров отправят на поселение и каторжные работы в Сибирь.

О тех, кого впоследствии назовут «декабристами», современники чаще будут вспоминать, как о «безумцах», «шайке разбойников», «изменниках» и «обезьянах Запада»…

Это потом революционеры напишут об их «великом историческом значении». А при жизни, некоторых из декабристов, проклянут даже собственные родители. Уже после приговора, как выяснит историк Оксана Киянская, вскроется позорное казнокрадство лидера «южан» Павла Пестеля. В полковой кассе обнаружится баснословная недостача в 60 тысяч рублей.Герцен первым вознесет декабристов и это придется по нраву Ленину и Сталину. Но Герцен, не знавший этого и никогда не читавший программных документов «первенцев свободы», уверенно напишет о них, как о героях и стальных богатырях «с головы до ног». И только когда сам воочию увидит революцию во Франции, переживет душевное потрясение:«Кровь лилась реками… все великодушное, человеческое покрывалось воплем мести и негодования. …Убийство в эти страшные дни сделалось обязанностью». Прозрев, написал о том, ради кого производился этот переворот и к чему это привело: «Явился …работник… спросил… где же его доля во всех благах, в чём его свобода, его равенство, его братство. Либералы удивились дерзости и неблагодарности работника, взяли приступом улицы Парижа, покрыли их трупами и спрятались… за штыками осадного положения, спасая цивилизацию и порядок!»

Как это ни странно, но революция 1905 года, открывшая доступ к секретным архивам, не «позолотила» образы декабристов. От ознакомления с документами, как вспоминал известный историк Петр Щеголев, появилось «горькое разочарование... Привлеченные к следствию заговорщики, от прапорщика до генерала, — не проявили никакой стойкости и с удивительной безудержностью спешили поведать… все тайные действия, не останавливаясь даже перед наветами и оговорами своих товарищей, и раскаивались, раскаивались без конца»

Позднее декабристы будут прописаны базовым элементом в ленинской теории о революционных этапах. А затем новая власть начнет превращать их в иконописные образы.

ОБОЛЬЩЕНИЕ ВЛАСТЬЮ

Император Николай IСледственный комитет великолепно выполнил политический заказ Николая, внеся в число виновных даже тех декабристов, которые отошли от тайных обществ. Но об истинной цели их выступления не будет сказано ни слова.

Сегодня всем известно, что декабристы мечтали об уничтожении «позорного рабства». Но только один дворянин Сергей Румянцев сделал для его искоренения больше, чем все заговорщики, вместе взятые. Он просто обратился к Александру с желанием отпустить своих крепостных. Царь попросил его составить соответствующее законоположение. Так появился в 1803 году Указ «о вольных хлебопашцах». Почин Румянцева начался с отпуска на свободу 199 душ. Общий итог к 1825 году – 47 тысяч вольных крестьян. Полпроцента от всех российских крепостных.

Фактически власть дала возможность дворянам добровольно избавиться от «позора». Но они воспротивилось этому. Никак не поддержали такое начинание и будущие декабристы. А ведь среди них были очень состоятельные помещики. Например, разработчик Конституции Никита Муравьев имел 57 тысяч десятин земли и почти 4 тысячи «рабов». Но крепостных он планировал отпускать только в случае прихода к власти и лишь с двумя десятинами пахотной земли. Именно столько приходилось «на одну ревизскую душу» в пушкинском Болдине. Поэт-дворянин узнал об этом, когда вник в дела отеческого имения. Его крестьяне из-за такого малоземелья были «в разоре» и умирали с голода. Александр Сергеевич, кстати, помышлял вовсе не о том как дать свободу своим крепостным, а как побольше на них заработать.

Декабрист Сергей Волконский

Примечательно, что в Сибири власть предоставила ссыльным декабристам по 15 десятин земли. Но стать эффективными хозяйственниками у них не получилось. С азартом бросились они создавать разнообразные артели, кооперативы и… обанкротились. Точно также они когда-то думали, что могут управлять Россией, не имея практического опыта. А, некоторые, при этом, не знали даже русского языка.

Хотели принести благоденствие «любимому» народу, имея самое поверхностное представление о его жизни. Желали равенства, свободы и избавления от «звания дворянства». Однако, по «Русской правде» Павла Пестеля, которая являлась документом будущего государственного устройства, Россия должна была надолго стать жесточайшим полицейским государством, где даже вольный вздох считался крамольным. Поэтому целых полтора столетия этот документ нигде не публиковался в полном объеме.

Примечательно, что, когда после амнистии декабристам вновь вернули титулы, никто из них не отказался от причисления себя к высшему сословию, которое, по их же словам, было «не достойно сынам Отечества».

Как же много вопросов остается до сих пор без ответов. Хотя, возможно, все объяснил еще в 1829 году якутский поселенец Александр Бестужев: «Признаться, что наш заговор состоял преимущественно в болтовне, существенного мы ничего не сделали, да и не делали. Зато на юге дело шло серьезнее. Там ужаснейший честолюбец Пестель написал даже Русскую правду, или устройство правления… А как себя считал он вторым Наполеоном, то был уверен, что непременно будет сперва президентом временного правительства, а потом и государем. Признаться, и все мы были не чужды этой обольстительной мысли. Каждого из нас тяготила подчиненность и жажда повелевать другими, а заговорщики все были 22-летние юноши»

Некоторые из этих «юношей» действительно были честными людьми, не успевшими вовремя разобраться, в какую радикальную когорту им пришлось попасть в 1825 году.

 

Фото  Олега  Нехаева.  В  этих  хоромах  отбывал  иркутский  период  ссылки  декабрист  Сергей  Волконский.  После  его  амнистии  в доме устроили  казарму. Затем  в  нем  размещались  два  десятка «коммуналок» советского  пролетариата

Именно с этого периода, наверное, и берет начало наша история судьбоносного выбора между эволюцией и революцией. С «бунтарской заразой» власть все время будет бороться введением общенародных карантинов, забывая о лучшем средстве — улучшении условий проживания своих сограждан. Революционный декабризм тут же отразится в зеркале правительства репрессивной контрреволюционностью. Пушкин напишет: «Ценсура не пропустила следующие стихи в сказке моей о золотом петушке: “Царствуй, лежа на боку…”» В этой атмосфере спертого воздуха и родится будущий «красный петух» великих потрясений.

Совсем новый памятник, воздвигнутый декабристам в Екатеринбурге.К сегодняшнему дню о декабристах уже написано более 14 тысяч научных статей, монографий и книг. Солидные декабристские музеи сооружены в нескольких городах страны. В Иркутске целых два усадебных комплекса князей Волконского и Трубецкого. Но ни один из этих «героев» не был даже среди восставших. Правда, сотрудники мне пояснили, что они внесли огромный вклад в развитие Сибири. Но это тоже очень сильное преувеличение. Один купец Кузнецов, живший напротив, сделал своей благотворительностью больше, чем все декабристы. Но о нем никто не вспоминает сегодня. Как и о десятках других настоящих сподвижниках.

Романтизация «первенцев свободы» продолжается. Об этом свидетельствует долговременная эпопея с установкой памятника женам декабристов в Чите, чтобы «увековечить уникальный подвиг». Сегодня эту эстафету подхватил Иркутск. Все хотят отличиться этим увековечиванием. Но надо напомнить, что в те времена ежегодно отправлялись в Сибирь от 3 до 5 тысяч жен ссыльных. Это было нормой. Еще за полтора века до декабристок пошла за мужем в читинский край жена протопопа Аввакума. Но малолетних детей они не оставляли. А девять из одиннадцати декабристок решились на эту «жертву».

Можно ли назвать это подвигом?

ГРАНИ ГЕРОИЗМА

Декабрист Сергей Волконский с женой в камере Петровской тюрьмы (1830). Автор -- декабрист Николай БестужевВезде, «от Москвы до самых до окраин», ответы школьников об их восприятии декабристов почти всегда одинаковые: «герои». Вот выдержки из их рефератов. Вчитайтесь.

«Исторически важное значение имело то, что они первыми выступили против власти с оружием в руках». «Губернатора Милорадовича очень любили в войсках, но он своим авторитетом мог помешать восстанию. Нужно было его убить, чтобы такая опасность была ликвидирована». «Каховский, как истинный патриот своей Родины, вышел на площадь с пистолетом в руках, чтобы застрелить царя».

Учителя оценили эти рефераты как лучшие. Но разве приведенные строки не являются отражением неосознанной пропаганды насилия во имя «великих идей»? Разве тем самым не производится невольное оправдание терроризма? И не потому ли до сих пор у нас многочисленные улицы названы в честь кровавых людей. Например, Александра Ульянова. Стопроцентного террориста. Кстати, в следственных материалах по делу декабристов свидетели уже тогда называли их «пламенными террористами».

То есть, с одной стороны, мы боремся со «страшным злом», а с другой — делаем подсознательную установку на героизм его допустимости. Государственная идеология до сих пор — как хмельной ямщик. Везет, не разбирая дороги. То в советскую колею вскочим, то в капиталистическую. Попасть бы в человеческую.

Будущий декабрист Д.Завалишин Автор М.ТербеневПервым на Сенатской площади был сражен картечью безвинный мальчишка флейтист… Один — из многочисленной «черни». Ради чего? Ради того, чтобы отрезвленный ссылкой яростный декабрист Александр Якубович, написал перед своей кончиной в Енисейске: «Как перед Богом по совести говорю после 19 лет лишения свободы, что в этот день 1825 года я был прав по чувству, но совершенно не знал черни и народа русского, который долго, очень долго должен быть в опеке правительства; его разврат, пороки, изуверие, невежество требуют сильной централизации правления, и одно самодержавие может управиться с этим Амоханом. Боже, прости меня!»


P.S. "Одно просвещение в состоянии удержать новые безумства, новые общественные бедствия", -- такой вывод сделал молодой Александр Пушкин, после выступления декабристов. На это ему ответил император Николай I: "...принятое вами правило, будто бы просвещение и гений служат исключительным основанием совершенству, есть правило опасное для общего спокойствия, завлекшее вас самих на край пропасти и повергшее в оную толикое число молодых людей. Нравственность, прилежное служение, усердие предпочесть должно просвещению неопытному, безнравственному и бесполезному.

Обретя жизненный опыт,  Александр Пушкин напишет: "Лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от одного улучшения нравов, без насильственных потрясений политических, страшных для человечества..."

loshadka1

Читать дальше"Не все на Руси караси..."

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"