Остяки. Заплетание косичек. Фото из фондов КККМ

Если девушка прижила до брака ребенка, это ей не ставится в укор; родители, розыскав её соблазнителя, или заставляют его на ней жениться или заплатить калым, последнее даже приятнее родите­лям. Рожденные до брака мальчики остаются у матери, а девочки отсылаются к отцу ребенка, если таковой отыскан. Женитьба происходит у остяков, как и у прочих инородцев, посред­ством уплаты калыма родителям невесты, о котором между со­бою остяки долго торгуются.

По окончании торга и уплаты калыма, жених уводит свою невесту к себе и задает, смотря по средствам, пирушку, на которой поются песни, где чествуют новобрачных; при этом, песни поются всякие и простые и шаманские. Старшие, впрочем, более разговаривают, а под конец пира спорят о взаимных между собою одолжениях и дело иногда до­ходить до потасовки. Молодежь борется, пробует силу или начинает плясать и бегать в запуски на перегонку. Если невеста очень молода, то брак отлагается на год и более; если она не сохранила невинности, то родители обязаны вернуть часть калыма её мужу, из-за чего не мало возникает ссор.

По обычаю, невеста не должна говорить с родителям и братьями своего мужа и, ради приличия, в присутствии их не может быть без покрывала. Все разговоры с ними она ведет через своего мужа. Если остячка досталась мужу работящая и домови­тая, и не сварливая, то муж, несмотря на свою лень, разделяет с нею заботы по хозяйству и обходится с женою хорошо, хотя в глазах мужчины остяка — женщина самое ничтожное создание и даже нечисть; с дурною женою остяк обходится грубо и даже прогоняет ее, чем иногда остячки и пользуются, в особенности молодые, выданные замуж за пожилого или старого мужа.

Как и у тунгусов, супруги спят всегда вместе на одном ложе и при этом совершенно голыми. Вдова, не имеющая родителей или старших братьев, может располагать своею судьбою, как пожелает. Умершему остяку пли остячке, обмыв предварительно покойника горячей водой, складывают ноги одна на другую, а руки протягивают вдоль по бокам. Труп одевают затем в то самое платье, какое покойник носил, зашивают тело в мешок и вынеся его в нарочно устроенное в чуме отверстие, кладут на лабаз, как это же делают и тунгусы. При покойнике склады­вают все его вещи в испорченном виде и несколько убитых оленей. Погребение покойника сопровождается криками и воплями со стороны ближайших его родных. Шаманов хоронят в землю.

У тазовских остяков вырывается для того семь могил; на шести ставятся развилистые на верху палки, а в седьмую кла­дется самое тело и над этою могилою делается насыпь, на которую ставят доску, с вырезанным на ней изображением злого духа с человечьей головой и туловищем птицы. Принадлежащих ша­ману идолов связывают в одну связку, кладут их на палки и также оставляют на могиле.

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"