НЕБЕСНАЯ ДВЕРЦА

Фото Олега Нехаева. Феминизм отдыхает, когда публика за горизонтом...

На ночевку мы редко останавливались засветло. Обычно разбивали лагерь в темноте и гадали, какой пейзаж нам откроется утром. И никогда не были разочарованы увиденным. Монголия нас одаривала удивительными красотами. Никто из нас ничего подобного в своей жизни не видел. Лариса Мамушкина даже записала в своем дневнике: «Наверное, это — рай».

Примечательно, что во время автопробега по Гоби Дарима устроила «забастовку». Увидев закат в пустыне, она сказала: «Нельзя такое проскакивать в суете. В это надо всматриваться!» И они на два дня прекратили пробег. На этот раз «стоп-кранов» никто не срывал. Иначе мы бы вообще не сдвинулись с места.

Фото Олега Нехаева.Своей невероятной чистотой околдовал Хубсугул. Запомнилось и особое отношение монголов к природе. Байкал и Телецкое озеро о таком уважении могут только мечтать. Когда кто-то из «амазонок» спросил: «Где лучше искупаться?», — монголы смущенно пожали плечами и сказали: «Мы из озера воду пьем. Купаться в нем у нас не принято».

Чудом в степи предстал Убсу-Нур. В одном американском издании написано, что «озеро — уникальное и внешне располагает к отдыху. Биосферная чистота этих мест считается эталонной...». И тут же отрезвляющая приписка: “долго на берегу находиться невозможно из-за обилия кровососущих. Это — москитная преисподняя”. А нам повезло несказанно. Дул ураганный ветер. Мы плескались в теплом и соленом «море». И ни разу не услышали даже жужжания комариков.

Был и еще один удивительный момент. До этого краски на многих картинах Рериха казались пресыщенными эмоциональной яркостью. Смотрелись инопланетными. Но мы их увидели воочию в тех местах, где как раз и пролегал маршрут Рериха во время его экспедиции в Гималаи. Будто и правда — другая планета.

Фото Олега Нехаева.Увидев все это, понимаешь, почему в Монголии до сих пор поклоняются Небу. Земле. Воде. Кочевник обязательно будет «разговаривать» на холмах с духами, повязывая на деревья голубые ленточки. Синее небо здесь действительно кажется совсем близким.

В первой половине пути мы могли от костра сразу шагнуть в космос. Ярчайшие звезды были рядом. Метеоры с шипением царапали монгольское небо. Даже два небольших болида полыхнули бенгальским огнем. По местным поверьям это означало, что ночью кто-то забыл прикрыть небесную дверцу.

Но самой яркой звездой светился в ночи малюсенький фонарик на голове Даримы. Каждый вечер он горел часами без замены батареек. Мы ужинали при нем. Ставили палатки. Пили наперстками местную водку. А он все светил и светил загадочным голубым светом.

К «ходячему солнышку» вскоре привыкли и стали приземленно называть его «фонарным столбом». А когда все засыпали, можно было видеть, как кто-то украдкой собирал в степи упавшие звезды. Возможно, в этом и была разгадка «долгоиграющего фонарика».

Фото Олега Нехаева. Мы ухитрились попасть в наводнение в засушливой Монголии.А потом в горах пошли дожди. Темные тучи начали давить нас сверху своей влажной тяжестью. Снизу поднимался туман и назойливо цеплялся за ноги, как репейник.

Перегруженные машины дополнились еще одним незваным попутчиком. Каждое утро мы забирали со стоянок холодную увесистость монгольской сырости. Проливной дождь шел даже в пустыне. И вскоре фонарик над головой Даримы перестал зажигаться. Она объяснила это тем, что он потерялся. Но только никто больше не собирал по ночам звезды и не приоткрывал космическую дверцу. Погода надолго закрыла небо тяжелым занавесом и преподнесла неожиданный сюрприз.

С НЕБЕС НА КРЫЛЬЯХ

Фото Олега Нехаева. Только Дарима могла по монгольски спросить: куда нам ехать дальше?

На хубсугульской дороге наши мольбы были услышаны, и дожди обошли нас стороной. Но в дальнейшем выяснилось, что этой «стороной» оказалось как раз то направление, в котором нам предстояло ехать дальше. Здесь, еще до нашего появления, случился природный катаклизм: семь дней беспрестанно лил дождь. Но годами иссыхавшая от зноя земля впитывала воду без остатка.

Приходилось только удивляться сочной зелени вокруг Золотых песков и цветению весенних первоцветов под ногами верблюдов. Но привычной для нас грязи нигде не было. А то, что пересохшие реки наполнились водой, мы поняли только тогда, когда вновь приблизились к горам.

Фото Олега Нехаева. У нас почти не осталось бензина в баках. Но бензовозы не помогли...Нам предстояло пройти очередной перевал высотой около трех тысяч метров. Но уже на подъеме выяснилось, что вершина нам не по силам. Появившиеся огромные валуны заставили вернуться обратно. И мы бы так и ушли дальше на запад, оказавшись в самом эпицентре наводнения. Причем монголы знали о ситуации и поездки в этом направлении прекратили.

Если учитывать, что у наших машин бензин был на исходе, мы бы оказались в долговременной ловушке. Но в самый критический момент всегда на нашем пути появлялся спаситель. Обычно это был всадник в традиционном монгольском халате. Он всегда возникал неожиданно, как будто спускался с небес на крыльях.

В безлюдных местах, за сотни километров от населенных пунктов, мы привыкли к тому, что можно было обернуться и увидеть в двух шагах от себя монгола на коне. Он долго молча разглядывал гостей и, если не слышал просьб о помощи, беззвучно растворялся в степной неоглядности.

На этот раз провидение нам послало появившийся из приозерного тумана «уазик». Самую распространенную и любимую «иностранку» в стране Чингисхана. Нужно пояснить, что за все время путешествия по Западной Монголии никто нас не обгонял, а встречный автомобиль воспринимался как неожиданный праздник. Мы так привыкли к местному гостеприимству и радушию, что, когда однажды возле барханов тормознули родного «козлика», — были ошарашены. Только мы приготовились неторопливо обменяться рассказами «куда путь держим», а вместо этого услышали: «Некогда!» И это было воспринято нами как грубое оскорбление. В машине ехали американцы.

Правда, кто-то тут же вставил ремарку: «Мы сами в России ведем себя примерно также».

Фото Олега Нехаева. Общение с духами.А в «уазике» у озера, к счастью, нам повстречались монголы. Они-то и подсказали, что разлив рек никому не оставил выбора. Единственная дорога осталась только на юг. В Россию мы могли попасть лишь окружным путем, преодолев незапланированный сверхсложный перевал. В двух местах мы не ехали, а «плыли» по бурлящей реке. В конце концов у нас кончился бензин. Одна «Нива» тащила другую сколько могла. Потом встали обе. Оставшаяся на ходу дизельная «Делика» уехала на поиски горючего и вернулась в качестве заправщика. За ее рулем, как показала практика, был самый лучший водитель автопробега, подстриженная «под мальчишку» Наталья Аюрова. В отличие от других машин, «Делику» только лишь однажды пришлось выталкивать из болота. И лишь один раз она зевнула камень, пробивший бензобак.

Дорога по России, после Монголии, была превосходной. Проблема заключалась только в том, чтобы не свернуть шею от любования красотами, например, великолепного Чуйского тракта. И еще — не заснуть от усталости, накопившейся за четыре недели жизни на колесах.

Если об отважных женщинах у нас принято говорить, что они «коня на скаку остановят». По отношению к «амазонкам» нужно делать добавление: не только остановят, но еще и оседлают при необходимости.

Вскоре они собираются покорить на «уазиках» высокогорный Тибет, а затем планируют отправиться в кругосветное путешествие. На автомобилях…{jcomments on}

poputchik475

lineyka

loshadka1

 

Читать дальше"Не все на Руси караси..."

Игры "Сибирики". Развлечение с умом. flag

 

Отобрано для ВАС:

*

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Несколько его прозаических произведений признаны победителями литературных конкурсов. Автор награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания Союза журналистов РФ «Золотое перо России» и высшей награды "Честь. Достоинство. Профессионализм"