Странно только, что в Сибири и на Даль­нем Востоке, где пространства неосвоен­ные громадны, установлена точно такая же норма под садовые участки — шесть со­ток,— так же, как где-нибудь под Москвой, под Краснодаром или в Крыму... Иной раз смотришь, пятачок зелени среди дикого пустыря, а ни вправо, ни влево ему расши­ряться нельзя — запрещено. Не тронь бо­лота! Все-таки в Сибири человек должен располагаться по-сибирски. Разумеется, пре­делы нужны. Но когда есть силы и жела­ние — пусть человек работает, будущие по­коления спасибо скажут.

Не только добытчиками полезных ископа­емых идем мы за Урал, не только создате­лями заводов, электростанций, путей же­лезных, но и бережливыми, рачительными хозяевами земли. Современный сибиряк должен обладать и новейшими знаниями, и древнейшим опытом коренных жителей тай­ги... Он обязан, быть не только повелителем могучих машин, но и следопытом, охрани­телем северной природы, осторожным, вдум­чивым ее преобразователем.

Подавляющее большинство сибиряков хорошо понимают это. Как-то летели мы из Иркутска в Магадан со знакомым экскава­торщиком. Долго летели. Он смотрел-смот­рел вниз, на таежные пейзажи, потом пока­чал головой и говорит: «Ох, и много еще русскому Ивану тут копать...» Или вот про­шлой весной ехал я рабочим бамовским поездом из Тынды в Хани. Как раз начина­лась пора цветения багульника. Молодая пара, возвращавшаяся из отпуска, тесни­лась у раскрытого окошка в тамбуре. И вдруг они совсем по-детски рассмеялись, об­радовавшись чему-то.

— Что там? — спрашиваю их.

— Домом пахнет,— отвечают,— тайгой...

Многому мы научились в процессе освое­ния Сибири. Сегодня умеем воздвигать не­боскребы на вечной мерзлоте, освоили рабо­ту по вахтовым графикам, блочный метод строительства, монтируем заводы из моду­лей, создали машины, способные работать при самых лютых холодах. Не все находки приживаются. Вспоминается сделанный с доброй душой кинофильм об архитекторе, который мечтал создать на Севере гигант­ское общежитие под одной крышей. Сам ге­рой, однако, предпочел уединенный коттедж на лоне природы.

Возможно, когда-нибудь, на более высо­ком уровне техники и вернутся к идее со­здания в Сибири огромных городов-теплиц. Пока же практика показывает: люди не спе­шат изолироваться от природы. Сибирь — не Космос. Она настолько разнообразна, что даже в пределах одного края, одной облас­ти есть места, где впору устраивать специ­альные испытания «на выживаемость» для подготовки будущих межпланетных путе­шественников; и есть зоны прямо-таки ку­рортные. Так что попытка отыскать какую- то одну, универсальную «сибирскую» фор­мулу заранее обречена на неудачу. Но в любом случае отрыв людей от земли чреват самыми неприятными последствиями — экономическими, социальными, демографическими...

Особенно в сельской местности. Из са­мых честных побуждений строили для ра­ботников сельского хозяйства многоквартир­ные дома, думали скорей решить пробле­му жилья. А путь оказался ошибочным. Верх берет тенденция жить с городскими удобствами, но своим домом, ближе к зем­ле, к хозяйству. Вот так она в жизни реша­ется, проблема стирания разницы между городом и деревней: не только в сторону асфальта, но и в пользу живой почвы.

Разумеется, строить и содержать отдель­ные дома с приусадебными участками го­раздо дороже и трудней. В таком доме бо­былем не проживешь. Ведение дома требу­ет усилий от всех членов семьи. И старым и малым тут находится полезное занятие.

Трудовое воспитание происходит исподволь, словно само собой. Дом, хозяйство пред­полагают строгое выполнение многочислен­ных обязанностей.

Ну, а если осмелиться заглянуть в буду­щее? Побежит ли трусцой сельский житель, когда у него в поле и в доме роботы-авто­маты будут исполнять всю «черную» рабо­ту? Думаю, что все равно не побежит. Ско­рее какую-нибудь новую заботу себе при­думает. Какую? Детей воспитывать. Ма­ло?.. Ну, скажем, лошадь заведет, других преданных друзей-животных. Станет за ними ухаживать, чистить, прогуливать; бу­дет работать над украшением земли, путешествовать, познавать мир; словом, будет усердно трудиться и умом, и мышцами, что­бы чувствовать себя человеком, чтобы было за что себя и полюбить. Впрочем, такая ли малодоступная и отдаленная перспектива?.. В социальном устройстве нашего общества как раз и заложены эти истинно гуманные принципы. Но они должны быть развиты. И они раскрываются порой с самой неожи­данной стороны, с самой что ни есть реаль­ной, бытовой.

Поразительную картину довелось мне наблюдать во многих сибирских совхо­зах. Рядом стоят дома многоквартирные и отдельные. И те, и другие — государствен­ные, не частные, но в первых жильцы ждут, когда служба быта исправит двери, окна, крышу. А во вторых хозяева сами спешат и подладить, и подкрасить, и подновить. Зна­чит, дело не в том, что дом — собственность, а в том, что это твое личное достояние.

...«Дом», «семья», «Отечество» — слова из одного святого ряда. Вслушайтесь в при­вычные сочетания «родительский дом», «лю­бовь к родному дому»... А теперь попробуй­те произнести «родительская квартира» или «любовь к родной квартире»... Язык не по­вернется.

Сельские поселки будущего уже строятся во многих областях Сибири. Можно позави­довать тем, кто будет жить в них. Простор­но расставленные двухэтажные коттеджи с полным инженерным обеспечением, с крестьянскими дворами, огородами, гаража­ми. Расчет на большую и дружную семью, да и просто — расчет на жизнь.


Отобрано для ВАС:

*

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"