Slon 532

Сибирика в рубрике «Старые подшивки» знакомит читателей со статьей из журнала «Знамя» № 6 за 1983 год. Его автор Геннадий Лисичкин – экономист и бывший председатель колхоза на целине. Статья интересная, но, как говорится, всё познаётся в сравнении. В ней утверждается «о небывалой обильности нынешнего питания» и приводятся достигнутые цифры: потребление мяса на человека – 57 кг, молока – 305 литров. Это четыре десятилетия назад. Сейчас в России эти показатели по мясу — 71 - 74 кг, а по молоку… – 234- 236.

 

Еще факты для сравнения: больше всего мяса на душу съедают сейчас в США – 120 килограммов. Это к вопросу о нашем «обильном питании». А вот по молоку есть о чём задуматься нам сегодняшним ещё больше. В России поголовье дойного стада уменьшилось в сравнении с описываемым периодом в 5 (!) раз.

 

Автор был в советское время «уверен, что мы обязательно придем к та­кому положению, к такому семейному бюд­жету, к такому соотношению розничных цен, когда на питание будем тратить всего 15—20 процентов своих денег». Статистика нынешнего российского капитализма свидетельствует: на продукты мы тратим 30 процентов доходов. И автор утверждает, что при такой структуре серьезного развития промышленности достичь нельзя. То есть от многих старых советских проблем мы так и не ушли. Есть о чём задуматься.                 

Редакция портала «Сибирика»

 

Хлеб надо заработать

Никогда на Руси не питались так обильно и стабильно, как в наши дни. Но никогда, с другой стороны, не было и так много разговоров о продуктах, о том, где купить что-либо вкусное, да побольше, да без очереди. Люди предвоенного, военного и отчасти послевоенного времени подтвердят, что даже тогда, когда хлеб получали в городах по карточкам, а в деревнях — по скудным трудодням, проблема продовольствия занимала их меньше. Как сама собой разумеющаяся воспринималась тогда простая мысль о том, что человек ест, чтобы жить, но не живет, чтобы есть. Теперь этот афоризм не в моде.

 

В чем же дело?

 

Что касается моего утверждения о небывалой обильности нашего питания, то его можно доказать прежде всего цифрами. Потребление мяса в 1913 году составляло 29 килограммов на душу населения, молока и молочных продуктов — 134 литра. Это в среднем, а на долю простых людей приходилось всего 20 килограммов мяса и 120—-молока. Сейчас мы съедаем каждый в среднем 57 килограммов мяса и выпиваем 305 литров молока. Так откуда же разговоры о перебоях в снабжении? Почему вообще эти перебои возникли?

 

Чтобы понять ситуацию, сначала заглянем в недалекое прошлое.

 

В 1965 году в расчете на душу населения потребление мяса и молока по сравнению с дореволюционным уровнем удвоилось, и некоторые из нас были близки к мысли, что проблема удовлетворения спроса на эти высококачественные продукты если и не снята, то вот-вот будет решена. Листаю газеты за те годы... Летом 1966-го в «Правде» был организован «круглый стол», за которым собрались крупные руководители экономики, авторитетные специалисты. С интересом перечитывая их выступления, думаю: если сказать нынешнему читателю, над чем ломали голову тогда ответственные люди, то не всякий поймет саму тему разговора.

 

Речь шла... о трудностях со сбытом мяса и молочных продуктов. Колхозы и совхозы предлагали их, а заготовители, перерабатывающая промышленность, розничная торговля не справлялись с переработкой и реализацией. К тому дню, когда заседал «круглый стол», на передержке в хозяйствах только одних свиней было около полутора миллионов! Владельцы приусадебных хозяйств тоже атаковали все инстанции письмами: почему сдерживается прием выращенного ими скота? Конечно, увеличению сбыта, а значит, и производства животноводческой продукции очень мешает несовершенство системы ее хранения и реализации. Но, с другой стороны, эта система не блистала и раньше, а развитию производства столь ощутимо не пре­пятствовала. Что же изменилось? Сказать, что производство сильно подскочило, нельзя. В 1965 году мяса в убойном весе произвели 10 миллионов тонн, в 1966-м— 10,7, в 1967-м— 11,5. С молоком была почти такая же ситуа­ция. Почему же произошло неожиданное за­товаривание мясом и молоком, почему за­медлился оборот продукции даже при таком незначительном росте?

 

В те годы мне довелось изъездить немало деревень, и всюду я видел, как нарастает строительный бум. После того как был при­нят ряд мер, стимулирующих развитие сель­ского хозяйства, на селе, особенно там, где экономическое положение нормализовалось быстрее, люди бросились строить новые до­ма, покупать мебель, телевизоры, радиопри­емники, бытовую технику. На все это нужны были деньги, и немалые. К тому же (был та­кой порядок) многие дефицитные товары — строительные и бытовые — продавались под встречную продажу мяса, молока, шерсти. Вот и несли в торговую сеть даже то, что могли бы съесть сами: было желание пусть хуже питаться, зато резко улучшить свои бытовые условия. О сколько-либо заметных покупках продуктов в городских магазинах, естественно, и речи не могло быть.

 

Мои наблюдения подтверждаются стати­стикой. В 1965 году колхозники в расчете на душу населения потребляли мяса на 10 кило­граммов меньше, чем рабочие и служащие (43), а в 1968 году —на 14. Тем не менее в городские магазины продукция личных под­собных хозяйств шла полным ходом.

 

Надо иметь еще в виду, что потребление мяса и молочных продуктов было весьма скромным не только в деревне. Доходы все­го населения были не такими, чтобы раско­шеливаться. В 1965 году только у четырех его процентов доход превышал 100 рублей в ме­сяц на каждого члена семьи. Реальные до­ходы колхозников были на четверть меньше, чем доходы рабочих и служащих. Вот почему в конце шестидесятых годов, когда страна производила 41 килограмм мяса на душу, его не просто хватало, но даже с избытком. Тогда казалось: мы сыты уже по горло мя­сом, маслом, молоком.

 

Прошло не так уж много времени, и все изменилось.

 

Раньше заготовители отмахивались от председателей колхозов и директоров совхо­зов, стремящихся сбыть сверхплановый скот, теперь заготовители сами уговаривают сдать продукцию досрочно. Чуть ли не вчера го­ворилось о нехватке площадей в магазинах, холодильниках, пунктах переработки мяса — теперь перерабатывающая промышленность, холодильники недогружены. За «круглым столом» в «Правде» речь шла, в частности, о налаживании торговли молоком с достав­кой на дом. Теперь не только к вечеру, но и днем не во всяком магазине купишь пакет молока, бутылку кефира, а уж о доставке на дом и говорить нечего. Что же произошло?

 

Того же мяса стали потреблять гораздо больше в расчете на человека, и вот — мало. Где же логика: 41 килограмм — это слиш­ком много, а 57 — слишком мало! Сколько же в конце концов надо производить, чтобы не было в магазинах очередей?

 

Может быть, взять за ориентир уровень потребления развитых западных стран? Там съедают свыше 80 килограммов мяса на ду­шу (а в США и того больше) — и очередей нет. Но прежде постараемся избежать заб­луждения о социальном смысле высоких норм потребления того же мяса. За средни­ми цифрами скрывается глубокая классовая дифференциация. Так, расходы на мясо и мясные продукты в 1978 году в Англии были в низкооплачиваемых семьях в 5,7 раза мень­ше, чем в высокооплачиваемых, и в 3,2 раза меньше, чем в среднем по стране. В США со­ответствующие соотношения составляли к середине семидесятых годов 3,2 и 2,0. Так что основная масса трудящихся отнюдь не в таком блестящем положении, как это может показаться при среднеарифметическом под­ходе.

 

Надо обратить внимание и на такое обстоя­тельство. Чрезмерное потребление даже цен­ных продуктов питания вовсе не столь вели­кое благо, как думали еще недавно. Врачи от­мечают, что переедание опасно для здоровья. Их мнение можно оспаривать, но есть орга­низации, которым не верить нельзя, — стра­ховые компании. Так вот, в США эти компа­нии учитывают вес клиентов, страхующих свою жизнь, поскольку лишний вес увеличи­вает риск смерти при прочих равных усло­виях у мужчин в 1,5, а у женщин — в 1,7 раза.

 

В США около 45 миллионов человек стра­дают от ожирения. Стремясь похудеть, они тратят за год около 90 миллионов долларов на лекарства. Специальная сенатская комис­сия решила разработать и провести такие меры, которые привели бы в соответствие вес и здоровье граждан США. Комиссия счи­тает, что если бы это удалось, то средняя продолжительность жизни населения увели­чилась бы на пять лет, а прямая экономия расходов на питание составила не менее 35 миллиардов долларов.

 

Специалисты, изучающие проблему пита­ния в европейских странах, сходятся во мне­нии, что многие люди, страдавшие ранее от нехватки продуктов, теперь, когда они жи­вут в достатке, по-прежнему стремятся есть как можно больше. Это и отражается на их здоровье. Плюс к этому городской образ жизни, снижение физических хнагрузок. Урбани­зация, отмечают ученые, создала опасный об­раз поведения людей в питании. С каждым годом понимает эту опасность все большее число специалистов. Например, во Франции каждый второй из опрошенных врачей счи­тает, что половина потребляемых ныне про­дуктов не приносит пользы, а еще пять лет тому назад такого мнения придерживалось только шесть процентов экспертов.

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"