Фото Олега Нехаева. Дресировщик

Баранову с деньгами повезло только в самом начале. Когда поручителем по кредиту выступила одна из местных компаний мобильной связи. Под его честное слово и убедительный опыт работы в Листвянке.

-- Они мне не деньги дали в первую очередь, а доверие, – говорит Баранов. Но, когда начинаю его расспрашивать о дальнейших перипетиях, отвечает. -- Все нормально было. Никаких проблем.

Я почти уже поверил ему и спросил:

-- Жень, а сколько народа пришло на первое представление?

-- Много… Мама с девочкой. А потом – вообще никого.

-- И ты хочешь сказать, что жена не говорила тебе: как жить будем дальше, если окажемся на улице?

-- А что ей говорить, когда квартиру пришлось продать… Нечем было расплачиваться за проценты по кредиту. Это -- еще до открытия нерпинария… Машину тоже ожидала такая же участь. Чуть-чуть осталось. А потом народ вдруг пошел.

По кредиту он расплатился. Долгов нет. Но нет до сих пор и средств на хорошую рекламу. А она им нужна, как воздух. Впрочем, океанариумы и дельфинарии везде, как правило, малорентабельны. А уж Иркутск тем более – не курорт и не мегаполис. Но одно исключительное преимущество у него есть. Под боком мировая жемчужина -- Байкал.

Фото Олега Нехаева. Уникальный художник-- Я хочу донести до местной администрации понимание, что наш нерпинарий, на самом деле -- очень высокодоходное предприятие для всего Прибайкалья, -- разъясняет Евгений. -- Что каждый заработанный нами рубль – превращается в тысячу бюджетных рублей. Почему? А потому, что нерпинарий -- это мощная реклама Байкала. После того, как люди побывали у нас, они хотят побывать на самом озере. Увидеть нерпу в дикой природе.

Он замолкает и задумывается:

-- У меня мечта есть… -- вдруг говорит Баранов, точно также как и семь лет назад. – Обустроить несколько нерпинариев по всему миру. В Лос-Анджелесе, например. Представляете: выступают там наши нерпы… Народ валом валит. Посмотрели. И сразу же вопросы: а что это за Байкал такой? И что там за тюлени такие необычные живут? А если американцам сказать при этом… (Я это на личном опыте проверял) Если им сказать, что в самом Байкале -- на триллион долларов чистейшей воды… Они обязательно захотят увидеть это сохранившееся чудо. Но, при одном условии: они непременно должны перед этим заглянуть в удивительные глаза нашей нерпы… Кстати, в бизнес-плане я все подсчитал. У меня получилось семь с половиной миллиардов долларов. Это то, что оставят туристы на Байкале за год…

-- Передо мной не очередной Остап Бендер сидит?! – спрашиваю напрямую, присутствующего при разговоре замдиректора нерпинария Сергея Смелова. И он, вдруг, очень уверенно отвечает:

-- Так оно и есть! – и тут же поспешно поправляется. – Я имею ввиду реальность доходов.

-- Вот-вот, я как раз этого и боюсь, -- прерывает его Баранов. – Боюсь, что меня за великого комбинатора примут. Ну, а чтобы чиновники заинтересовались, я на хитрость пойду. Приписочку сделаю: кто найдет ошибку в расчетах – тому выплачу тысячу долларов. Может, не отложат все в сторону, а захотят детально проверить и поразмышлять над моим предложением.

И как бы в доказательство реальности их планов – они вместе показывают мне фотографии небольшого мобильного нерпинария. Его уже неоднократно опробывали летом на маломорском побережье Байкала.

-- И вот что удивительно! – радостно сообщает Баранов. --Там местная власть вовсю шла нам навстречу. Она сходу оценила наш нерпинарий, как дополнительный фактор привлечения туристов. Однажды, глава Ольхонского района Николай Мотошкин, приехал посмотреть, чем мы занимаемся. Подошел к бассейну, а одна из нерп подплыла к нему и поцеловала его в щеку. Правда! Я ничего не придумываю! Так было.

Фото Олега Нехаева. ПрыжокБаранов в этот момент вновь становится тем вихрастым мальчишкой, у которого глаза полны азарта и радости:

-- Знаете, ведь нерпы очень хорошо чувствуют людей. Могут глянуть на человека и сразу занырнуть на глубину, если он им не нравится. Тонкие натуры. Подтверждаю, как ученый: при грубом окрике пульс у них взлетает раз в двадцать. И еще они могут переплывать через сети, а для дельфинов это – непреодолимый барьер. Так что еще предстоит разобраться, кто из этих удивительных животных -- умнее.

-- Там, на Малом море, был еще один случай, сильно поразивший меня, – рассказывает Сергей Смелов. – Мы смонтировали нерпинарий, но еще не открылись. А слухи уже пошли. Пришел пожилой бурят в синенькой рубашечке. Как сейчас помню… Что вы хотели? – спрашиваю его. – Да вот, сказали, что у вас нерпы поют, пляшут и считают до пяти... Неужели, правда?! Ну, я и попросил наших девчонок показать кусочек представления… Он стоял и смотрел на все молча, с выражением ребенка. Вот с такими глазами! Потом вышли с ним покурить… Стоим, а он опять молчит. Курит и молчит… А потом говорит: я их всю жизнь убивал. Тридцать лет убивал… Если бы я раньше увидел их вот такими… Я бы не смог… И уже не смогу.

 

Отобрано для ВАС:

*

ОБ АВТОРЕ

Oleg Nekhaev footer Олег НЕХАЕВ. Победитель и призер более тридцати творческих конкурсов в сфере журналистики, кино, телевидения, фотографии и интернет-технологий. Дипломант премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок". Обладатель Гран-При международного фотоконкурса «Canon». Призер Пресс-фото России. Победитель Всесибирского телефестиваля (фильм «Интервью с президентом России»). Создатель "Золотого сайта" России, признанного, одновременно, лучшим интернет-СМИ Сибири, а его редактор - лучшим сибирским интернет-автором. Победитель конкурса "Родная речь" -- лучший материал о русском языке и лучшая интернет-публикация. Победитель конкурса "Живое слово" , "За высшее профессиональное мастерство". Лауреат премий: за журналистские расследования имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», «Лучший журналист Сибири». Награжден почетным знаком «За вклад в развитие Отечества» Удостоен звания «Золотое перо России» и высшей награды Союза журналистов РФ "Честь. Достоинство. Профессионализм"